22.08.2019

КБ №8. Перезагрузка?



5 августа 2019 года главный врач КБ №8 Эдуард Иванов в срочном порядке  был отстранен от занимаемой должности и уволен «За действия, дискредитирующие звание врача и руководителя федерального учреждения здравоохранения».

В ходе служебного расследования этого случая, с точки зрения профессиональной морали, этики и нравственности, руководитель ФМБА России Владимир Уйба собрал экстренную пресс-конференцию с журналистами, после которой   провел личную встречу с генеральным директором издательского дома «Мак-Медиа» - Евгением Серкиным.

«ОбнинскLIFE» публикует официальную позицию Федерального медико-биологического агентства и ответы на самые острые вопросы о работе клинической больницы.

 

История вопроса: Эдуард Иванов в резкой и непозволительной для врача форме раскритиковал статью журналиста ИД «Мак-Медиа» о жительнице Обнинска, которая несколько часов простояла в очереди, чтобы попасть к доктору в рамках федеральной программы диспансеризации.

По словам бывшего главврача, ежегодный осмотр «на хрен не нужен», а пациентку за то, что жалуется сотрудникам СМИ, вообще «проще пристукнуть».

То, что Иванов пообещал сделать с журналистами и их семьями - вообще не вписывается в рамки адекватности, поэтому цитировать это не будем, но уверяем, что подобных речей, наполненных криминальными оборотами и конкретными действиями расправы, никогда не позволял себе ни один руководитель в городе.

Вторая сторона медали - твердая позиция Эдуарда Анатольевича  о никчемности диспансеризации, которую, как он выразился, «не нужно проходить - за нее нужно только деньги получать».

Это и стало последней каплей терпения для руководителя ФМБА России Владимира Уйба, который лично регулярно выезжает с командой врачей-активистов оказывать медицинскую помощь в регионы.  Один из таких последних примеров - наводнение в Иркутской области. Спасая пострадавших людей, они параллельно тут же, в походных условиях, и уже по собственной инициативе, проводят диспансеризацию.

 

Когда я услышал то, что «несет» Эдуард Иванов, у меня сначала появилось желание забросить  его  туда, откуда мы вернулись недавно  и заставить поработать там. Но потом я понял, что это бесполезно, потому что, если человек после 50 лет так бездушно рассуждает, его уже не исправить. У нас в таких случаях говорят, что это диагноз. И название ему - бесчеловечность.

Хотелось бы все же знать официальную позицию ФМБА и ваше личное мнение, как руководителя, возможно ли вообще оправдать такое поведение?

Для меня это было как гром среди ясного неба, потому что, какие бы не стояли перед руководителем медучреждения проблемы, они не могут заменить доброго человеческого отношения врача к пациенту.

В этой ситуации оправданием не может быть ни занятость, ни отсутствие денег, ни отсутствие кадров. Ведь ты же по собственной воле взял на себя обязанность врачевать и руководство клиникой, изначально отказавшись от всего в пользу пациента.

Поэтому поведение Эдуарда Иванова никак оправдать нельзя. Нет таких слов. Хотя всегда стараюсь войти в положение своих коллег в любой ситуации. Но в данном случае я Иванову сказал, что для меня он больше не коллега и не единомышленник. - профнепригоден как врач, да и, собственно, как человек тоже.

Меня возмутили не только его высказывания в отношении больных пациентов, но и угрозы в адрес маленьких детей и женщин, которые вообще никак не причастны к этой истории.  

Что это было? Неадекватность? Злость? Ненависть ко всему? Не знаю.

Особенно задевает тот факт, что Иванов ведь являлся кадровым работником. Он работал в системе ФМБА много лет, был заместителем главного врача.

Потом он ушел в частную медицину. Когда же и там все «зашаталось», он  вновь стал проситься обратно?

По просьбе руководства города мы пошли навстречу и вернули его в родное гнездо. Если признаться, то два месяца назад был первый «звоночек», по которому можно было расторгать с ним контракт. Товарищ Иванов самостоятельно принял решение закрыть детский стационар. Подчеркиваю - сам взял и закрыл! Как у себя дома, дверь на замок! Я и мои сотрудники случайно узнали об этом опять же из вашего СМИ, находясь   на форуме в Санкт-Петербурге. Я незамедлительно связался с ним, а он совершенно спокойно объяснил, что да, принял такое единоличное решение, потому что некому работать - один врач уволился, а второй в отпуске.

Иванов якобы отправил по этому поводу в ФМБА письмо по электронной почте. Как потом выяснилось, на несуществующий адрес.

Говорю ему: «Уважаемый, вообще-то вы работаете в системе ФМБА и довольно длительное время, вы не новичок. Вы что не знаете, что мы принимаем на себя любой удар, в какой бы больнице он не случился?»

Тут же оперативно направили в Обнинск бригаду педиатров. Понятное дело, что и это не решение проблемы на перспективу - ее необходимо решать на государственном уровне.

Что это значит?

Во-первых, надо возвращать систему перераспределения кадров. То есть выпускников медицинских вузов и медучилищ, которые закончили государственные учебные заведения нужно отправлять на работу, как это было раньше. Почему мы пошли по западному пути, где полная свобода и человек сам потом решает, куда ему идти трудиться, непонятно. У нашей страны совершенно другие особенности.

Раньше молодым специалистам давали комнаты, потом квартиры и отработать в том населенном пункте, куда их направили, они должны были три года. А через это время, если специалисту что-то не понравилось, он мог уехать.

Но, как правило, люди оставались, потому что есть жилье и работа, и вдобавок зарплату им сразу поднимали на 25%.

Конечно, это была мотивация для того, чтобы продолжать работать дальше. 

Но вы же понимаете, что близость Москвы на кадровом вопросе Обнинска отражается негативно?

Наукоград не может соревноваться со столичными зарплатами. Финансы для человека сегодня - основной приоритет. Поэтому без государственного регулирования вопроса здесь не обойтись. Но это не значит, что везде должны получать мало.

Как раз наоборот: если в Москве платят 100 тысяч, то и в Обнинске должны платить не меньше. Эти деньги должны быть гарантированы государством, и не важно, профицитный в той или иной области бюджет или дефицитный. Тут не нужно замалчивать проблему, поэтому мы с моими коллегами поднимаем этот вопрос и аргументированно доносим до президента.

А вам самому не кажется, что жилищная проблема медиков в принципе не решаема в нашей стране?

Нет, у меня есть предложение по конструктивному решению этого вопроса. Я главе государства и председателю правительства предложил программу, аналогичную той, по которой работает Минобороны: выдавать медикам сертификаты на жилье.

Пришел молодой человек на работу, подписал соглашение о том, что он будет работать 10 лет, и ему выдается служебный сертификат на приобретение жилья. На самом деле мы посчитали, сколько на это нужно средств. И деньги вроде бы серьезные, но не глобальные в рамках государства. Чтобы в перспективе решить кадровую проблему в системе ФМБА, необходимо в год два миллиарда рублей и мы сможем полностью обеспечивать служебным жильем медиков. Приватизировать такую квартиру специалист сможет только через 10 лет.

То есть кадровую проблему в системе здравоохранения помогут решить правильное распределение молодых специалистов и жилищные сертификаты?

Я бы назвал следующие составляющие: государственное распределение, жилищные сертификаты и преференции по заработной плате.

Причем мы не просим дополнительных денег, а предлагаем нас вывести на федеральный фонд ОМС. До 2012 года наша структура финансирования на 80% состояла из федеральных средств и на 20% - из средств ОМС. Понятно, что при такой структуре 80% являются основными, я мог маневрировать ими, и до 2012 года у нас не было глобальных проблем с кадрами и заработной платой медиков.

Потом страна приняла решение перейти на одноканальное финансирование. У нас забрали 15 миллиардов из 30 и передали их в систему ОМС. С того момента мы получили возможность зарабатывать деньги там. Все хорошо, но, когда средства были федеральными и приходили в ФМБА, мы госзадание устанавливали в рамках тех затрат, которые имели место на текущий момент.

Вот, например, стоило лечение пневмонии 60 тысяч рублей, мы и направляли именно эту сумму. Сегодня же страховые фонды диктуют нам кабальные условия: даем только 21 тысячу и все. А там только антибиотик может стоить от 50 до 100 тысяч рублей.

Все эти проблемы мной уже изложены на уровне правительства и Государственной Думы. В осеннюю сессию депутаты обещали эти вопросы вынести на комитеты.

Получается, ранее на законодательном уровне были допущены ошибки?

Любые ошибки нужно озвучивать. И этого не надо стесняться. Но в то же время у меня нет такого пессимистичного настроя, что все плохо.

Ситуация непростая, но то, что есть возможность ее выправить, это абсолютно точно. Сегодня нужен 31 миллиард для того, чтобы мы переоснастили и отремонтировали наши клиники. В масштабах государства это не такие глобальные средства. Понятное дело, что у нас очень большие площади.

Согласитесь, но для нужд города Обнинска вполне хватило бы и половины всех помещений КБ №8?

Когда в советское время строились медицинские учреждения, был такой единый стандарт и теперь с этим ничего не поделаешь, клинику нужно эксплуатировать такой, какая есть. Ремонтировать, обеспечивать электричеством, водой, канализацией. И на все нужны деньги. 

Проблема здравоохранения сегодня в городе стоит под номером «один», все в замешательстве. Предложений много и все они совершенно разные. Большинство считают, что надо вернуть ту систему, которая успешно работала раньше.

Я отвечаю, так, что для того, чтобы вернуть то, что было раньше, надо вернуть Минатом. Потому что у Росатома сейчас другие задачи, он всю инфраструктуру передал ФМБА России. Это непрофильные активы. Раньше у ФМБА не было зданий и сооружений. Они находились на балансе Минатома и у подведомственных ему градообразующих предприятий.  ФМБА никогда не занималось вопросами ремонта, различных реконструкций, ЖКХ. И приобретение оборудования было за счет Минатома. Нам только квоту давали на это.  

В свое время нынешний депутат Государственной Думы от Калужской области Геннадий Скляр говорил о том, что КБ № 8 нужно передать региону? Почему это нельзя сделать?

Поясняю, для тех, кто не в курсе, что это в принципе невозможно. В Указе президента от 11.11.2004 года прописано, что такое ФМБА и для чего оно было создано.

В данном документе есть основные положения о том, что ФМБА создается для оказания медицинской, научной, клинической помощи, а также санэпиднадзора на подведомственных ему территориях. В Постановлении правительства РФ тоже досконально прописано, что входит в компетенцию ФМБА и какие территории к нему относятся. Это территории атомных городов и наукоградов, где имеются атомные объекты. Основополагающими в данном вопросе являются Указ президента и Постановление правительства, поэтому я всегда, когда мне задают подобный вопрос, отвечаю, что если президент примет иное решение, я его выполню.

Значит, разговоры о том, чтобы КБ № 8 перешла в другое ведомство очень поверхностные суждения?

Да, это так. Есть целый набор особенностей атомных городов, которые не позволяют их сравнивать с другими открытыми, где нет атомной промышленности. Приведу пример. В 90-е годы, когда я еще работал главным врачом, мы столкнулись с тем, что у молодых мужчин лет 27-30 стали диагностировать инфаркты. Причем тяжелые, обширные. Мы сначала не могли понять, с чем это связано. Ответ был найден с помощью науки.

В институте биофизики провели исследования и пришли к выводу, что причиной ранних инфарктов стала малая доза радиации, которая приводит к дистрофии сосудов. Все эти молодые пациенты работали в условиях, где имело место такое незначительное облучение. Было открыто такое понятие, как радиочувствительность. Людям с высокой радиочувствительностью работать в условиях даже малых доз радиации нельзя. Как видите, обычная больница заниматься такими серьёзными исследованиями не будет: ни достаточных средств, ни возможностей у нее нет. 

В Обнинске на базе КБ № 8 вы анонсировали открытие сосудистого центра. Но есть ли смысл это делать, если  клиника войдет в состав ФНКЦ? Там же это направление давно успешно работает?

Смысл есть. Для того, чтобы у человека не развился инфаркт и не сформировался склероз участка сердечной мышцы, которая потом станет рубцом и вызовет сердечную недостаточность, нужно как можно быстрее, в течение часа, поставить стент. И не всегда при таком состоянии человек чувствует боль. Он ощущает недомогание, слабость и страх. Поэтому нужно просвещать людей после сорока лет о том, что если появились подобные симптомы, нужно срочно вызвать скорую помощь, либо бежать в больницу. И если диагностирован инфаркт, немедленно надо ставить стент. А в Москву такого пациента можно и не довезти.

Сейчас же  Обнинск в ожидании кардинальных изменений, которые должны произойти в структуре самого медучреждения. КБ № 8 станет ли филиалом Федерального научно-клинического центра ФМБА в этом году или нет?

Приказ об этом Минздрав собирался издать уже давно, но в процессе подготовки выявились некоторые юридические тонкости, которые нужно было привести в соответствие с законом. Сейчас документы переработали, и скоро ФНКЦ станет головной организацией, которую мы, кстати, также усилит путем  присоединения детской клинической больницы ФМБА. То есть у ФНЦК появится своя детская педиатрия, а раз КБ № 8 будет частью Центра, то и наукограду такие изменения будут только на руку. Обнинская медсанчасть станет составляющей этого в хорошем смысле слова «гиганта» уже к концу года, когда все  учреждения официально будут единой структурой.

Почему обнинских онкобольных отправляют лечиться не в ИМР, который находится на соседней улице, а в Калугу. Не прислушиваясь к просьбам больных. Заветное «57-ое» направление на вес золота и только для «своих». Ваше мнение.

У меня подход такой: не деньги должны управлять ситуацией, а разум. Где человеку будет быстрее оказана квалифицированная медицинская помощь, туда его и надо отправлять. Но я готов возглавить переговорный процесс по этому вопросу и выйти на губернатора Анатолия Артамонова. Тем более, что Анатолий Дмитриевич тоже очень болеет за жителей области. Просто нужно это инициировать. Надо отработать такую маршрутизацию, но в интересах пациентов, а не ставить вперед финансовые интересы.    

Ходят слухи, что у Вас давние разногласия с губернатором Анатолием Артамоновым. Так ли это?

Никакой ссоры с Анатолием Дмитриевичем не было и нет. У нас очень хорошие отношения, мы c ним решаем одни и те же важные государственные задачи.

Надо сказать, что не решенных вопросов в КБ№8 очень много - это и организационные, и хозяйственные и кадровые. Решением этих задачи как раз и займется новый руководитель, немного о нем.

Временно исполняющим обязанности главврача КБ № 8 уже назначен молодой врач - бывший заместитель Иванова Михаил Алексеевич СЕРГЕЕВ. Наверное, ему первое время будет сложно - Сергееву 31 год. Но самое главное, что у этого человека есть желание работать и он занимает другую позицию по отношению к людям, к своей профессии. 

Я возлагаю на него определенные надежды. Именно Сергеев организовывал работу по открытию детского стационара. Он уже показал себя с лучшей стороны и репутация у него положительная. Это человек открытый и неиспорченный.

Какой срок он будет ВРИО?

Два месяца. От того, какие первые шаги будет делать новый руководитель, уже будет видно, как он в дальнейшем станет работать. Но надеюсь, что мы его воспитаем. Очень обидно за Обнинск. Нет у меня больше таких городов, где вот такая кадровая  чехарда творится. 

Может на этот раз будет хорошо налажена обратная связь и решение многочисленных проблем КБ № 8 наконец-то сдвинуться с «мертвой» точки. Помощь с центра в случае необходимости будет поступать своевременно?

Сразу же после ситуации с Ивановым я подписал приказ о том, чтобы на усиление в КБ № 8 были направлены дополнительные специалисты.

Меня ни один главврач не сможет упрекнуть в том, что я кому-то отказывал в помощи. Такого нет даже близко.

К концу года приемный покой заработает в новом формате. На его модернизацию будет потрачено 220 миллионов рублей. Приемный покой для обнинцев всегда был местом, где царила неразбериха. Мы планируем его превратить в диагностическое отделение с аппаратами КТ и МРТ, где будут работать узкие специалисты, которые не станут гонять пациентов, а будут на месте проводить обследования и ставить диагнозы. И только после этого врачи будут решать, что делать с пациентом - срочно госпитализировать или наблюдать.

Так что КБ № 8 ждет глобальная перезагрузка!

 

О ДИСПАНСЕРИЗАЦИИ

Помимо тех, кого мы лечим по полису ОМС, обследуем и огромный прикрепленный контингент - это более 10 миллионов человек.

К этому числу пациентов относится персонал работающих в особо опасных и вредных условиях труда, а также члены их семей. И город Обнинск как раз очень понятная модель прикрепления к ФМБА. Здесь мы обслуживаем сотрудников основных градообразующих объектов «Росатома» и членов их семей. Кроме того, у нас по стране около 300 клиник и научных учреждений. Лечим людей, которые живут и работают в наших закрытых городах: в наукоградах и атомоградах. И все это огромное количество пациентов каждый день получает медицинскую помощь в наших клиниках и там же проходит диспансеризацию.

Диспансеризация ведь является частью федеральной программы здравоохранения? Следует ли всё же проходить?

Обязательно. Каждый человек в соответствии со своим возрастом должен проходить обследования, потому что каждый возрастной период несет в себе определенные риски. Сейчас они, к сожалению, смещаются. Рак молодеет. И поэтому проходить диспансеризацию нужно. Другого метода профилактирования долгой, счастливой и качественной жизни нет. Никакое МРТ и никакая химиотерапия потом проблему не решат так, как раннее выявление болезни.

А статистика выявления заболеваний имеется?

В период, с 2015 по 2018 годы в рамках таких региональных программ провели диспансеризацию в 11 регионах: в пяти республиках и шести областях. Было осмотрено 115 тысяч пациентов, в том числе 28 тысяч детей. Проведено 110 тысяч обследований. Это когда человек, приходя в наш мобильный госпиталь, получает маммографию, флюорографию, ультразвуковое исследование, лабораторное исследование, обследование офтальмолога и ЛОР-врача. То есть целый блок диагностических мероприятий.

В результате 496 пациентов были госпитализированы в экстренном порядке, поскольку у них имела место угроза жизни. Из 115 тысяч, прошедших обследования в наших мобильных госпиталях, 500 могли бы погибнуть - в момент осмотра у них были выявлены тяжелые жизненно угрожающие состояния: инфаркты, тромбозы и так далее.

Всех этих людей мы срочно госпитализировали. У нас в машинах есть специальные модули с полномасштабными местами для пациентов со всем необходимым оборудованием для наблюдения. Кроме этого, в результате осмотров мы выявили более 200 первичных заболеваний опухолей, которые бы, безусловно, привели к развитию тяжелых онкологических заболеваний. И вот как раз о таких обследованиях Эдуард Иванов высказался как о ненужных! А мы этих 200 человек пролечили в своих центрах и теперь с ними все в порядке. Борьба идет за каждого человека, а здесь 700 спасенных жизней...

 

О ЖАЛОБАХ

Когда пациенты обращаются с жалобами в вышестоящие ведомства здравоохранения в Москве, их спускают в Министерство здравоохранения Калужской области. Эта инстанция может повлиять на ситуацию? Какими полномочиями она наделена?

Жители Обнинска, как правило, пишут свои жалобы не в ФМБА, а в Министерство здравоохранения региона, потому что они ориентируются по территориальной принадлежности. А Минздрав области в свою очередь перенаправляет эти обращения в Минздрав России. Они не могут нам писать. А уже оттуда жалоба приходит в ФМБА. В Минздраве России всегда смотрят, к какому ведомству относится КБ № 8. Но уже заявителю, по закону, Калужская область обязана ответить, что его заявление рассмотрено и направлено в Минздрав России по принадлежности. Таковы требования закона. Как правило, рассмотрение жалобы бывает комиссионным: либо с выездом, либо без выезда на место. Все жалобы подписываю я лично. А на время моего отпуска - временно исполняющий обязанности руководителя ФМБА. Если речь идет о некачественном лечении пациента, создается комиссию, в которую входит главный специалист указанного направления, начальник управления и его заместитель. Начальник управления берет объяснительную через главврача больницы с докторов, которые фигурируют в жалобе. Все документы направляются главному специалисту, затем комиссия их изучает и дает свое заключение. Виновных не только наказывают, но и направляют на повышение квалификации.    

Жалоб очень много?

Не так много, как принято считать. Ежегодно мы подводим итоги и пришли к выводу, что количество жалоб снижается.  Сейчас мы получаем около 3,5 тысяч обращений в год. Но среди них, что радует всё больше и больше приходит в адрес Агентства благодарностей от пациентов. А в жалобах далеко не всегда врачей винят в непрофессионализме. Очень часто на докторов жалуются ввиду того, что они, не зная какого-то приказа, неправильно действовали. Нередко обратившиеся остаются не удовлетворенными нашими ответами, пишут, что хотели бы добиться увольнения врача или материальной компенсации. В этих случаях мы рекомендуем им обращаться в суд. Но формально к жалобам мы не относимся и отписок людям мы не отправляем.

 

О МОБИЛЬНОМ ГОСПИТАЛЕ

В 2008 году мы оказывали помощь раненым в южно-осетинском конфликте. Кроме нас там из медицинских формирований не было никого. Полностью выполняли в Цхинвале функции скорой помощи, клинической больницы, госпиталя, занимались транспортировкой раненых и больных. После этого мы создали полномасштабную модель мобильного госпиталя, состоящего из 80 единиц техники высокой проходимости, специально подготовленной для выездной работы, направленной на оказание помощи в труднодоступных местах.

К этому можно добавить и ситуацию в этом году с наводнениями в Иркутской области, где вы лично и ФМБА принимало непосредственное участие.

Жители Иркутской области столкнулись даже не бедой назвать, а с самым настоящим ужасом. Медики ФМБА принимали участие в ликвидации последствий трех таких наводнений. Причем в первом и во втором - в Крымске и в Приморье - я был руководителем медицинской бригады. Поэтому имею полное право сравнить. Таких масштабов разрушения, как в Иркутской области, там не было.

Мы приехали в город Тулун Иркутской области 1 июля, как только поступил приказ министра здравоохранения РФ. Проводили подворовые обходы, выявляли пострадавших и больных, оказывали им помощь. Работали и в труднодоступных местах. Куда не могли пробраться на машинах - добирались на вертолетах, на лодках. Ситуацию осложняла загрязненная последствиями наводнения вода в реке, которую люди вынуждены были пить некипяченой, потому что электричество пропало, дрова все намокли, газа нет. И людей нужно было срочно прививать от различных инфекционных заболеваний.

От каких конкретно?

В первую очередь от дизентерии, от тифа, от вирусного гепатита. И мы путем подворовых обходов охватили вакцинацией более 5 тысяч человек. Вот в таких условиях, если надо, работают наши медики.

 

P.S.

НЕХВАТКА ИНФОРМАЦИИ КАК ПРИЧИНА РАСПРОСТРАНЕНИЯ СЛУХОВ, ДОМЫСЛОВ
И ОБВИНЕНИЙ

 

По правилам антикризисного управления необходимо в течение суток после возникновения конфликтной  ситуации выйти в эфир с освещением своей позиции по проблемному вопросу.

К сожалению,  я как генеральный директор издательского дома «Мак-Медиа»  этого не сделал. Всегда до последнего верю в порядочность людей, но не всегда это оправдано реальностью.

Я молчал, в то время как мой оппонент Эдуард Иванов всем объяснял, как его обманули, загнали в ловушку, и он как бы случайно оговорился.

Тот  факт, что он сам неоднократно звонил журналисту, уж точно не находясь в состоянии аффекта, вызывающе оскорблял моих сотрудников, пациентов и дискредитировал врачей, он опустил.  Все это мы медленно забыли под гнетом жалостливых фраз оскорбленного Эдуарда Анатольевича.

Ну что ж. Сегодня приходится сделать то, что я должен был сделать сразу.

Мое интервью «Перезагрузка?» с главой ФМБА России - это ответ на все возникшие вопросы. Во избежание очередных домыслов,  ненужного адвокатирования того, кто понес заслуженное наказание,  попыток пугливо переставить акценты и сыграть на дешевой жалости.

Это и есть ликвидация недостатка информации для каскада безосновательных публикаций от людей, не имеющих доступа к первоисточнику.

Видит Бог, мы сделали скидку на то, что любое должностное лицо - это, прежде всего, человек. Человек, который может быть уставшим, расстроенным, раздраженным. Который может, в конце концов, совершить ошибку.

Именно поэтому мы позволили себе обнародовать лишь ту малую часть записи, в которой Эдуард Иванов перешел границы рабочих компетенций и проявил вопиющую несдержанность именно как должностное лицо.

Сегодня мы читаем посты в соцсетях о том, что наказание не соответствует поступку, и что он стал жертвой журналистского заговора, и как будто он не знал, что разговор с ним записывается.  Еще немного, и Иванов в постах замироточит, а журналисты-головорезы станут персонами нон-грата.

Я читаю это и жалею о своей порядочности. О том, что  сознательно опустил ту часть диалога, где Иванов позволяет себе не просто перейти границы, но и угрожать моим сотрудникам,  моей семье конкретными расправами. Над моей женой и детьми, подробно описывая, как он будет издеваться над ними.

Еще раз: Врач. Будет. Издеваться. Над. Женщинами. И Детьми.

Я понимаю, что врач - это тоже человек.

И он может устать, заболеть и быть не в настроении.

Но считаю, что никакая усталость и раздраженность не могут быть основанием для мужчины сказать то, что сказал он.

Обнинские коллеги тут оперативно создали Кодекс этики журналиста. Считаю, что это прекрасный и очень нужный документ. Позвали меня, чтобы его подписать.

Я его прочел и... не подписал.

Очень надеюсь, что, пытаясь регламентировать профессиональные правила поведения в нашем обществе, мы не забудем, прежде всего, о Кодексе поведения порядочного человека.

Именно поэтому считаю, что подпись, поставленная мною под Кодексом этики журналиста именно в эти дни будет лицемерием с моей стороны в адрес моих сотрудников и семьи.

Отсутствие подписи - это еще одна трибуна, еще один публичный способ сказать «НЕТ» произволу должностных лиц, превышающих свои компетенции и забывающих о чести и достоинстве.

Генеральный директор издательского дома «Мак-Медиа» Евгений Серкин

Другие статьи из рубрики «Разговор»

 
г. Обнинск, © ООО «Мак Медиа» 2007 - 2019

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции. Любое использование материалов сайта в сети Интернет допускается исключительно на сайтах, зарегистрированных как средство массовой информации и только при условии указания названия издания, автора статьи и размещения индексируемой гипертекстовой ссылки на сайт www.pressaobninsk.ru. Использование материалов данного ресурса сайтами, не являющимися СМИ, а также вне сети Интернет возможно только с письменного разрешения правообладателя.

Контакты | Реклама на сайте | Подписка | Пишите нам



Официальный сайт изданий
Калужской области
Новости Обнинска. Журнал Обнинск Life