27.11.2008

Иногда умереть проще, чем выжить… в ужасных условиях больницы Обнинска!



Эта история произошла в сентябре в неврологическом отделении обнинской клинической больницы №8 (известная всем ЦМСЧ). Эта история о том, как сын пытался спасти своего отца. О том, через что ему пришлось пройти, чтобы сделать это, Кирилл рассказал «НО». «Я долго думал, стоит ли выносить историю, произошедшую с моей семьей, в прессу, – сказал он нам, – потом все-таки решился. Может быть, для кого-нибудь это послужит неким предупреждением. К сожалению, от подобной ситуации никто не застрахован ». Редакция «НО» не берется никого судить. Тем не менее, нами было принято решение практически полностью привести рассказ Кирилла.

«ГОТОВИТЬСЯ К САМОМУ ХУДШЕМУ»

В сентябре отцу Кирилла стало плохо – стало двоиться в глазах, начала нарушаться походка. Его направили в неврологическое отделение. Через полторы недели сделали томографию мозга – за это время состояние больного только ухудшалось. В конце концов Николая Степановича перевели в палату для особо тяжелых больных. Надо сказать, что Кирилл живет и работает в Москве, поэтому имел возможность приезжать к больному отцу только на выходных. Когда он узнал, что ему совсем стало плохо, сразу примчался в Обнинск. Медики намекали на то, что надо готовиться к самому худшему.

Обычно в таких ситуациях родственники начинают впадать в панику. Точно ли врачи делают «все возможное»? Может быть, надо сделать еще чего-нибудь, например, положить в другую, специализированную больницу? Тем более болезнь отца связана с нарушением работы сосудов головного мозга…

Кирилл принял решение вызвать специалиста из Москвы. Доцент из института имени Склифосовского согласился приехать посмотреть Николая Степановича за приличную сумму (17 тысяч рублей), но сказал, что ему потребуется медицинские документы: карта, история болезни и томография мозга. Практически всю субботу Кирилл потратил на то, чтобы достать копии документов. Медсестра документы выдавать на руки не имела права – ждали приезда дежурного врача, после чего Кирилл вместе с медсестрой ездил копировать бумаги. Но если историю болезни и карту после больших усилий удалось «выцыганить», то с томографией возникли проблемы.

 

«НИКОГО НЕТ. ЖДИТЕ ПОНЕДЕЛЬНИКА»

– Сначала мне сказали, что томография лежит в ординаторской, ключей от которой ни у кого нет, – рассказывает Кирилл, – затем появилась другая версия о том, что ключи если и можно найти, то томографии там все равно не будет, так как она находится в другом архиве. А так как выходные, то будьте добры, ждите понедельника...

Кирилл растерялся. Как же так получается, что человек находится в критическом состоянии, необходимо, чтобы томографию посмотрел другой специалист, а тут выясняется «ждите понедельника?»

Более того, как оказалось, в неврологическом отделении на субботу-воскресенье дежурили одни медсестры плюс «приходящий» дежурный врач-терапевт. Заметьте, не невролог, а терапевт. «У меня создалось впечатление, что такие тяжелые больные, как мой отец, на выходные фактически оставлены без должного присмотра, – говорит Кирилл, – в реанимацию отца почему-то не взяли, а оставили на попечение медсестер и дежурного врача-терапевта».

 

ПОЛНЕЙШЕЕ БЕЗОБРАЗИЕ

Специалист из столицы все-таки согласился приехать и без томографии. Кирилл уговорил местного лечащего врача-невролога, чтобы тот встретился в воскресенье с московским коллегой и провел небольшой консилиум касательно лечения Николая Степановича. Надо сказать, что свои беседы с доцентом Кирилл записывал на диктофон. Все записи потом он принес в нашу редакцию.

– Это безобразие – то, что там творится, – четко слышится на пленке, – во-первых, местные врачи упустили пациента, а во-вторых, как можно не давать информации, чтобы такие важные вещи, как результаты анализов, были недоступны целые выходные!!!

Опять-таки, 30-летнему доценту было непонятно, как такой тяжелый больной находится не в реанимации, а в обычном отделении неврологии, пусть и для тяжелых больных. Осмотрев Николая Степановича и поговорив с лечащим обнинским врачом, московский молодой специалист назначил совершенно другое лечение.

 

ОБЛАСТЬ В ПРОФЕССИОНАЛИЗМЕ

ОБНИНСКИХ ВРАЧЕЙ НЕ СОМНЕВАЕТСЯ

Кирилл первым делом спросил, можно ли перевезти отца в столичную клинику, где при надлежащем уходе и более квалифицированном лечении доцент обещал, что Николая Степановича поставят на ноги. Но тут все уперлось в цену вопроса, а именно: перевозка больного плюс лечение в столичной клинике обошлась бы Кириллу ни много ни мало в 200 тысяч рублей (60 тысяч на реанимобиль, 140-150 тысяч на лечение). Кирилл был в отчаянии, так как найти такие большие деньги в краткие сроки у него не было никакой возможности. Впрочем, уезжая в воскресенье, доцент обещал, что Николаю Степановичу при назначенном лечении должно будет стать лучше. Так и случилось. В понедельник появились заметные улучшения. Кирилл, тем не менее, поехал в Калугу, чтобы попробовать устроить отца на лечение туда. Пусть и на платной основе, в любом случае это обошлось бы в меньшую сумму, чем 200 тысяч.

Зав. отделением неврологии в областной больнице, по словам Кирилла, встретил его в штыки.

– Он при встрече со мной сказал, что никогда не поверит, что врачи могут так относиться к пациенту, и что сам он в профессионализме своих обнинских коллег ничуть не сомневается, – с горечью вспоминает Кирилл. – Впрочем, пообещал, что если вдруг отцу полегчает и у него в отделении освободится место, то он «возьмет» больного… к концу недели.

В итоге так получилось, что Николай Степанович так и остался лечиться в Обнинске. В общей сложности он пролежал в обнинской ЦМСЧ № 8 почти полтора месяца.

 

КАК В ОБНИНСКОЙ БОЛЬНИЦЕ МЕНЯЮТ ПАМПЕРСЫ

За это время, по словам Кирилла, у него самого сложилась не слишком приглядная картина работы местного персонала. Были некоторые моменты, которые, мягко говоря, настораживали. Во-первых, кормили больного кашей через ложечку, зонд решили не ставить из-за «излишнего травмирования пищевода», пообещав родственникам, что уж от чего-чего, а от голода в больнице он точно не умрет. Во-вторых, всего за неделю один больной, находясь в не совсем адекватном состоянии (что вполне объяснимо), несколько раз вырывал себе катетер в паховой области. «Его даже не привязывали на этот случай», – горько вспоминает Кирилл. О каком-то лечебном массаже для больных вообще речи не шло – не положено у нас это, да и не зачем…»

Но больше всего Кирилла покоробила и возмутила одна деталь, которая произошла при выписке отца.

– Я попросил медсестру поменять памперс отцу. Все-таки мы его увозили в Товарково, это долго ехать, а памперсы в пути менять несподручно. Медсестра согласилась. Когда она меняла памперс, выяснилось, что отец, простите, сходил по-большому. Медсестра сняла использованный, и сразу же надела новый. Я онемел сначала, а потом спрашиваю, мол, вы чего, так же нельзя! Только увидев мое возмущение, женщина нехотя пошла за матерчатыми салфетками….

Конечно, многие скажут – врачи и так работают за копейки, делают все возможное. Со средним медперсоналом вообще проблемы – медсестры в ЦМСЧ-8 идут неохотно, хорошую опытную медсестру днем с огнем не найти. Словом, нечего на эскулапов грешить. Но если посмотреть на ситуацию с другой стороны – действительно ли в Обнинске все в порядке с качеством получаемого лечения и медицинского ухода? Если, к примеру, предположить, что Николаю Степановичу стало лучше не после назначенного московским специалистом лечения, то как объяснить хотя бы тот факт, что Кирилл все выходные сбивался с ног, чтобы хотя бы получить томографию? Это ли не бардак?

Слава Богу, что для этой семьи критические времена уже закончились: сейчас Николаю Степановичу стало легче, он проходит восстановительное лечение в больнице Товарково. Кирилл уверен, что за отцом там ухаживают гораздо лучше, чем в обнинской неврологии – там, по крайней мере, знают и назначают массаж, плюс ко всему заранее просят привезти влажные салфетки для смены памперсов…

Татьяна ШАБАЛИНА

В ОБНИНСКЕ ОСТАВИТЬ ЛЕЖАЧЕГО БОЛЬНОГО

АБСОЛЮТНО НЕГДЕ!

Представьте ситуацию: оказывается, оставить лежачего больного у нас в Обнинске практически негде! Это Кирилл испытал, что называется, на своей шкуре. Беда никогда не приходит одна – сначала слег отец, а потом через некоторое время мать угодила в больницу. Сам Кирилл работает в Москве. Внеплановый отпуск на три недели взять не может – тем более что в период кризиса велика возможность таким образом потерять работу. С кем оставить беспомощного отца, за которым необходимо следить и давать лекарства?

В Центре реабилитации ему сказали, что «берут» только ходячих больных, в том же неврологическом отделении оказалось, что нет мест на платной основе… В областной больнице тоже сказали, что в связи с текущим ремонтом количество койко-мест сильно сократилось… Что делать в такой ситуации, если ты не Крез и если не можешь положить родственника в какой-нибудь элитный пансионат в Подмосковье?

А ведь проблема-то действительно серьезная. И касается не только этой семьи. Наверняка в Обнинске найдется немало подобных случаев…

Другие статьи из рубрики «Беспредел»

 
г. Обнинск, © ООО «Мак Медиа» 2007 - 2019

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции. Любое использование материалов сайта в сети Интернет допускается исключительно на сайтах, зарегистрированных как средство массовой информации и только при условии указания названия издания, автора статьи и размещения индексируемой гипертекстовой ссылки на сайт www.pressaobninsk.ru. Использование материалов данного ресурса сайтами, не являющимися СМИ, а также вне сети Интернет возможно только с письменного разрешения правообладателя.

Контакты | Реклама на сайте | Подписка | Пишите нам



Официальный сайт изданий
Калужской области
Новости Обнинска. Газета Неделя Обнинска