14.03.2019

Женщина вынуждена оправдываться в суде за опекунство над собственным ребенком-инвалидом



Мы уже рассказывали историю, в которой оказалась жительница Обнинска Кристина ПАНИНА (Имя изменено. - Прим. авт.). Два года назад у нее умер муж, и вдова осталась одна с дочерью-инвалидом. Чтобы девочка могла вступить в наследство, матери пришлось оформить опекунство на возмездной основе. Де-факто в жизни женщины все осталось по-прежнему, а де-юре она стала работающим гражданином.

На это обстоятельство ей указали в обнинском отделении Пенсионного фонда России, попросив вернуть якобы переплаченную сумму - 49 тысяч 500 рублей. На этой неделе стороны уже четвертый раз встретились в Мировом суде, однако точка в вопросе так и не была поставлена.

 

НЕУДОБНЫЕ ВОПРОСЫ

Большинство уверены, что в спорах между государственными структурами и населением, как правило,  проигравшей стороной оказываются обычные граждане. В общем-то, по атмосфере, царившей на процессе, этот случай тоже, скорее всего, не станет исключением. Позиция представителя Пенсионного фонда проста и понятна: в правилах есть строчка, где говорится, что при трудоустройстве получатель выплаты должен тут же сообщить об этом Фонду. А поскольку у ответчика на руках нет подтверждающего этот факт  документа, значит, и уведомления такого не было, и доводы женщины, что в ведомство она ходила, роли не играют.

Казалось бы, рассудить такое дело не в пользу горожанки было бы парой пустяков, если бы Кристине Паниной не взялась помогать опытный юрист Юлия ЦВЕТКОВА, которая стала задавать неудобные вопросы, главный из которых - на каком основании все-таки были прекращены выплаты, если Пенсионный фонд об изменениях в статусе женщины не знал? Да и вообще, если прямых доказательств того, что федеральное ведомство было в курсе ситуации изначально, нет, то  косвенных - масса.

 

САМ СЕБЕ ПРОФЕССИОНАЛ

Однако, по словам Цветковой, судью все эти доводы мало впечатляли, а часть ходатайств он и вовсе отклонил. Устав бороться еще и с правосудием, ответчица с представителем попросили заменить судью, аргументировав, что его поведение ставит под сомнение объективность рассмотрения дела и, соответственно, компетентность представителя Фемиды. 

Однако сам судья с такими утверждениями не согласился и принял решение себя оставить, тем более что эту позицию поддерживала сторона обвинения.

Но сторона защиты не сдавалась и пояснила, что, ознакомившись с пенсионным делом, нашла там документы, в которых говорится об опекунстве Паниной и где стоит печать обнинского отделения Пенсионного Фонда России. Причем датированы они весной 2017 года, а что это как не подтверждение того, что женщина в пятидневный срок уведомила ведомство, а сотрудники организации попросту забыли об этом?

- Возмутительно, но судья и этот аргумент отверг, ведь бумажки с заголовком «Заявление» там нет, а значит,  и факта уведомления тоже, - возмущается Панина. -  И якобы неизвестно кто принес в Пенсионный Фонд этот документ.

С одной стороны, оно так, но сложно представить, что в Обнинском мировом суде настолько не уважают сотрудников федерального ведомства и допускают, что к последним может  прийти кто угодно и принести что угодно. Странно, что при таком раскладе у представителя Фемиды не возникло другого вопроса: раз информация в деле Паниной об опекунстве есть, получается, Пенсионный фонд знал об изменившемся статусе женщины и все-равно продолжал платить ей деньги? Тогда в чем вообще суть претензии?

 

ТО, ЧТО В КАЛУГЕ - НЕ РАБОТА, В ОБНИНСКЕ - ОПЛАЧИВАЕМЫЙ ТРУД

Но и даже это, как оказалось, не главное, хотя наглядно демонстрирует невиновность женщины. На днях Панина со своей бедой обратилась в региональное Министерство труда и социальной защиты населения, где женщине объяснили, что в своей беде она не одинока.

Калужский районный суд еще в 2014 году вынес решение в пользу человека, а не федерального ведомства. Там ситуация была зеркальной, женщине, которая была опекуном своего ребенка, Пенсионный фонд отказывал в выплатах, аргументируя, что она человек рабочий, а рабочим дотаций не положено.

В решении суда приводится ряд федеральных законов и говорится: «Положения вышеуказанных законов позволяют вознаграждения опекунам отнести к мерам социальной поддержки лицам, осуществляющим уход за недееспособными гражданами. Соответственно, осуществление опеки на возмездной основе...нельзя считать выполнением оплачиваемой работы, а напротив, является видом социальной заботы...».

По мнению Калужского районного суда, опекуны должны получать выплаты из соцзащиты, так как это помощь из регионального бюджета, и из Пенсионного фонда, так как это дотация федеральная.

Этот вердикт был оглашен четыре с половиной года назад в Калуге, однако и сегодня в Обнинске мать ребенка-инвалида вынуждена трепать  свои нервы и оправдываться, что она не воровка. Вроде бы закон един на всей территории Российской Федерации, так почему же в областном центре опекунов считают неработающими гражданами, а в наукограде работающими? Вероятно, ответ на этот вопрос мы услышим на следующем заседании суда, которое назначено на 26 марта.

Тимофей КОМИССАРОВ

Другие статьи из рубрики «Резонанс»

 
г. Обнинск, © ООО «Мак Медиа» 2007 - 2019

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции. Любое использование материалов сайта в сети Интернет допускается исключительно на сайтах, зарегистрированных как средство массовой информации и только при условии указания названия издания, автора статьи и размещения индексируемой гипертекстовой ссылки на сайт www.pressaobninsk.ru. Использование материалов данного ресурса сайтами, не являющимися СМИ, а также вне сети Интернет возможно только с письменного разрешения правообладателя.

Контакты | Реклама на сайте | Подписка | Пишите нам



Официальный сайт изданий
Калужской области
Новости Обнинска. Газета Вы и Мы