26.03.2020

Открытое письмо



Это открытое письмо я пишу как мама. Просто мама. Мама обычного мальчика 11 лет.

Я знаю, его будут читать такие же мамы и папы. Очень прошу вас: читая моё письмо, проживите его со мной, примерьте эти ситуации на себя, представьте, что всё это происходит с вашим ребенком,  и помогите понять, где тут истина и как нам быть дальше.

Последний месяц я, как мама,  собираю паззл из разных ситуаций, происходящих с моим сыном в гимназии,  и картина, которую я собрала, выглядит очень страшно и неутешительно.

Вот такие зарисовки, например:

- Мой ребенок заболел гриппом, и я, как ответственная мама, сообщаю об этом учителю (классному руководителю), но прошу при оповещении других родителей, не называть наших имен (это моё право по закону). Учитель в разговоре соглашается, но в родительском чате «ватсап» тут же пишет сообщение, начиная его с указания наших с сыном имён, что в сложившихся обстоятельствах привело к неминуемой травле моего ребенка со стороны напуганной общественности.

- У моего ребенка полгода не было своего места в классе: сын каждый раз ждет, когда рассядутся остальные ученики,  и его сажают на свободный стул по остаточному принципу (хотя в начале года мой муж подходил к учителю и просил выделить место поближе к педагогу, указав уважительную причину для такой просьбы).

- Ребенок приносит учителю официальную справку, в которой указана причина его будущего отсутствия на уроках (гастроли коллектива, участником которого он является), а учитель ее не принимает, потому что она «подана в  непристойном виде». Как выяснилось позже, она чуть помята и без папочки.

- Если наш ребенок не придёт в школу (например, недомогание)  и мы, как ответственные родители, звоним учителю предупредить об отсутствии, то ... учитель не берет трубку и не перезванивает. Будто всем наплевать - на уроках наш ребенок или нет. И уж тем более, никому не интересны причины его отсутствия.

- Ребенку, который хочет поехать с классом на экскурсию, классный руководитель отказывает в  этом, потому что он "поздно сдал деньги" (а места в автобусе есть, и непонятно, чем еще один ребенок в группе может помешать).

- Учитель захлопывает дверь перед носом, отказывая ребенку в помощи, так как (цитата) - «Перемена - личное время учителя».

- Учитель с ним холоден, индифферентен, подчеркнуто называет на "Вы", хотя остальных - на "Ты".

И это - лишь верхушка айсберга, но и её достаточно, чтобы стала очевидна беспричинная предвзятость учителя к моему ребенку.

Есть такое слово - абьюз. Психологическое насилие. Насилие - это  не обязательно рукоприкладство, крики и оскорбления. Вот это подчеркнутое отчуждение, отстранение, равнодушие, безучастность к сыну, демонстративное "незамечание" его поднятой руки - это  тоже вариант эмоционального насилия. Когда каждый день в гимназии - это испытание для психики ребенка, но доказать ничего нельзя, ибо душевные "синяки" глазу не видны.

Как бы вы поступили, если бы всё это произошло с вашим ребенком? Что бы вы сделали?

Мы с мужем - обычные родители, которые так же, как все, желают лучшего своему ребенку. И мы с самого начала, желая решить всё мирно, пошли на разговор.

Заметьте: не на конфликт, не на войну - на разговор. С учителем, с директором. Мы, правда, до последнего были уверены, что это недоразумение, что нас сейчас услышат и помогут, мы сами всегда говорили, что гимназия - прекрасное учебное заведение, потому что верили в это с самого начала

Мы же здравомыслящие люди, мы хотим диалога, хотим просто скорректировать ситуацию, найти компромисс, чтобы учитель и директор нас услышали и сказали: "Друзья, мы живые люди, неидеальные. Нам жаль, что такое случилось с вашим ребенком. Обещаем исправить все ошибки, мы благодарны, что вы делаете нас лучше, указывая на наши педагогические промахи. Впредь мы будем бдительнее, внимательнее и не допустим подобного в отношении учеников".

Но что же происходит вместо этого?

Происходит полное отрицание всех вышеперечисленных фактов. Ни один из них не был признан: те, что происходили  без свидетелей, просто  отрицались, а те, что происходили на глазах у свидетелей (а их большинство!),  тут же были признаны вынужденными и оправданы ситуацией (например, отсутствие места у ребенка в течение полугода объяснялось тем, что "другим же тоже надо сидеть близко к учителю, у многих проблемы со зрением").

В итоге мы с мужем выглядим как самодуры, а наш сын - фантазёр. Проблем нет, "преступления" нет, а наличие пострадавшего в лице нашего ребенка, которого травят - наши выдумки.

Учитель с этого момента игнорирует наши звонки, не берет трубки, не выходит на контакт, удаляет нас из родительского чата. Видимо, мы очень опасны для остальных, ведь наша правда подрывает авторитет "идеального" учителя. Проще нас выставить психопатами , чем решить проблему по-человечески.

Знаете, есть такое слово "триггер" Это когда ситуация по ряду причин очень цепляет. Вот в моем случае, эта ситуация - классический триггер.

И не потому, что я, как и любая мама, люблю своего сына, и, отдавая его в эту гимназию, признанную в области лучшей, рассчитывала на что угодно, кроме слез, травли со стороны педагогического персонала и психологического насилия в адрес моего ребенка. А еще и потому, что я сама имею два высших педагогических образования и опыт работы с детьми. Заметьте, я не пишу: "Я и сама учитель". Потому что учитель - это призвание, а не профессия.

Профпригодность педагога определяется не количеством отличников в классе и выигранных олимпиад, а тем, насколько учитель смог влюбить учеников в свой предмет, какая атмосфера в классе, хотят ли дети к нему на уроки или для них каждый урок - как испытание для психики.

Хороший учитель не тот - у кого полный класс одинаково послушных и шёлковых учеников,  а тот, кто умеет находить индивидуальный подход к любому ребенку. Потому что задача учителя не уравнять всех, подавив их личности,  а показать собственным примером уважение к личности каждого ребенка. Это при том, что - объективно - наш сын абсолютно обычный ребенок : он не бунтарь, не хулиган, не протестный лидер, он не травмирован  тяжелым детством, у него прекрасная любящая полная семья -  словом, он просто обычный пятиклассник, любопытный и коммуникабельный. Он не ставит палок в колеса, не срывает уроков, найти к нему подход проще простого - проявив капельку участия вместо показательной холодности.

Я сама ушла из педагогики. При том, что у меня были блестящие показатели и ни одного конфликта-- ни с ребенком, ни с родителем. Единственный конфликт мой - с собственной совестью.

Я призналась себе, что сильно устаю от детей, что жду выходных,  что чужие дети для меня - работа, а не призвание. И именно поэтому, несмотря на образцовые журналы и табели, я не имею право быть педагогом: потому что главное, что должен лучше всего уметь педагог - это любить детей. Искренне и всей душой.

Я правда не понимаю, вот дома, наедине с самой собой, наш классный руководитель считает себя хорошим педагогом? Она в самом деле считает, что не совершала ошибок и создана для педагогики?

Мы не хотели информационной войны, видит бог. Мы - последние , кто в ней заинтересован,   ведь наш сын - и пострадавший, и заложник ситуации.

Но разве "самая лучшая", "образцовая" гимназия так себя должна вести? Может, она потому и "самая лучшая", что не признает ни одной своей ошибки, продавая родителям учеников образ своей искусственной "идеальности"? Замалчивая проблемы, отрицая очевидное, заметая следы, запугивая причастных, исключая неугодных, выживая их из системы, наказывая за смелость указать на ошибки, директор гимназии формирует одну большую «потёмкинскую деревню» репутации своего заведения.

А ведь именно такие ситуации, как наша,  и являются "контрольными" для учителей и администрации школы? Разве нет? Именно конфликтные ситуации - это лакмус качества образовательной системы: насколько она восприимчива к обратной связи, насколько готова учитывать свои ошибки, чтобы стать лучше. А наша "образцовая" гимназия своим примером чему учит? Молча «глотать» издевательства, ходить на учебу, вжав голову в плечи, терпеть любые несправедливости из страха, что отомстят?

Наша учительница -  молодая и неопытная. Педагогические ляпы совершенно естественны в ее ситуации (хотя совсем не хочется, чтобы опыт учитель зарабатывал, используя в качестве тренажера психику нашего ребенка).

Но главная проблема, на мой взгляд,  не в ошибках - а в нежелании их исправить.

Самое страшное для нас в этой ситуации - поведение директора. Директор гимназии - мудрый, опытный, казалось бы,  человек, депутат. Работа с возражениями - очень знакомое ему направление деятельности.

Но его поведение в данной ситуации - это не благородная попытка защитить своего сотрудника, а классическое заметание следов психологического преступления,  от чего директор из благородного защитника превращается в его соучастника.

"Один за всех и все за одного" - замечательный слоган, если только речь в нем не идет о преступном сговоре коллектива и директора.

Чего стоит одно только открытое письмо, которое подписано директором гимназии и всем педагогическим коллективом (46 человек!!!), в котором он снова и снова упоминает и персональные данные, и диагноз ученика.

В нем нет аргументов, нет логических объяснений, только перечисление своих бывших заслуг, как будто количество выигранных олимпиад - это индульгенция от ошибок. Но главная проблема, на мой взгляд,  не в ошибках - а в нежелании их исправить.

Разве никто из тех, кто ставил свою подпись под этим письмом,  не понимал, что содействует травле несовершеннолетнего ребенка?  У нас на руках скрины поступающих ребенку угроз, уничижительных комментариев,  анонимные записки с оскорблениями.

Кто понесет за это ответственность? Авторы и подписанты готовы?

Видимо, в идеальной гимназии так принято, что учителя воюют с детьми?

За сутки до опубликования этого письма нам поступил звонок от приближенного лица директора и были озвучены условия шантажа: мы замолчим и обнулим все свои претензии, скажем, что нам все нравится (что нравится? как травят нашего сына?), а они не станут публиковать пасквилей в наш адрес. Наверное, нас перепутали с продажными журналистами, которым, к тому же, плевать на своего ребенка.

Мы уточнили: "Почему нельзя решить вопрос в правовом поле? Ведь это логичнее и солиднее, чем устаивать публичные склоки?" Ответа не последовало.

У меня одна версия: директор заставил педагогов подписать сей пасквиль, не понимая, что подставляет их.

Он ведь и сейчас не понимает, что сам факт наличия этого открытого письма на сайте - глобальная репутационная потеря для гимназии. 

Страшно. Страшно от того, что наш случай, конечно, не единственный. Нам известно еще несколько вопиющих ситуаций в гимназии. Почему о них не знают другие? Потому что другие родители боятся связываться с влиятельным директором, предпочитая молча и безопасно уйти в другую школу...

Я больше не учитель, я работаю журналистом. Обычно моя работа - быть над схваткой,  освещать ситуацию беспристрастно и со всех сторон. Но быть мамой - моя основная профессия. И я не могу в данном вопросе сохранять самообладание.

Запасных детей у меня нет. Своего ребенка я спасу от "образцового" образования в гимназии, больше напоминающей казарму,  но ведь там останутся еще сотни детей. Ради них я не имею права молчать.

Считаю, что руководство гимназии себя в этом конфликте полностью дискредитировало, показав своё истинное лицо. У руля образцовой гимназии стоит человек, выкорчевывающий инакомыслие, человек, покрывающий педагогические ляпы коллег, человек, готовый отмывать свою запятнанную репутацию ценой детской психики (открытое письмо до сих пор размещено на сайте).

Особенно нелепо в этой ситуации выглядит суета, в которой приближенные пытаются пропихнуть бюрократическую оду, чтобы директор получил очередную почетную грамоту. Ведь наград у нас достойны самые лучшие. Ну или те, кто выдают себя за них?

Берегите своих детей. Пишу это всё в надежде на поддержку и совет.

Что бы вы посоветовали мне делать в данной ситуации?

Присылайте ваши ответы на адрес: LENAZUEVA@MAIL.RU

Можно анонимно.

С уважением, Лена Зуева (мама Марка Серкина) и полностью разделяющий мою позицию мой муж Серкин Евгений (папа Марка)

Другие статьи из рубрики «Резонанс»

 
г. Обнинск, © ООО «Мак Медиа» 2007 - 2020

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции. Любое использование материалов сайта в сети Интернет допускается исключительно на сайтах, зарегистрированных как средство массовой информации и только при условии указания названия издания, автора статьи и размещения индексируемой гипертекстовой ссылки на сайт www.pressaobninsk.ru. Использование материалов данного ресурса сайтами, не являющимися СМИ, а также вне сети Интернет возможно только с письменного разрешения правообладателя.

Контакты | Реклама на сайте | Подписка | Пишите нам



Официальный сайт изданий
Калужской области
Новости Обнинска. Газета Вы и Мы