16.04.2020

Драматический театр Веры Бесковой. За кулисами



В прошлом году драматический театр Веры Бесковой отметил своё 65-летие, а вся страна отмечала Год Театра.

Однако для Обнинска последние полгода были непростыми. За это время город потерял сразу двух самых ярких, любимых культурных деятелей - в сентябре не стало директора ГДК Виталия Пикалова, а в марте ушла руководитель народного театра Вера Бескова.

Две культовые личности, два творческих и преданных своему делу титана, которые навсегда оставили свой след в истории наукограда...

Этот материал - своеобразная дань памяти их профессионализму и неисчерпаемому таланту.

 

ЗА КУЛИСАМИ

Зима 1979 года. За окном нестерпимый морозище - такой, что, наверное, в самом аду в тот февраль котлы покрылись изморозью, а сатана накинул телогрейку. Для жителей богом забытой деревушки на окраине Юхновского района нет ни одной веской причины выходить сегодня из дома. Ни одной, кроме спектакля в Доме культуры - вечером там покажут «Пелагею и Альку» по книге Федора Абрамова. В кой-то веки на сцене выступят не местные доморощенные любители, а серьезные люди - артисты обнинского драматического театра Веры Бесковой. Такое событие!

Окна старенького деревенского клуба покрылись зимними узорами, изо рта идет пар - в помещении стоят уверенные «минус четыре». Артисты хоть и именитые, но не топить же из-за двух актов целый зал! Потерпят. На то они и артисты.

Потирая друг о друга замерзшие ладошки и переминаясь с ноги на ногу Зоя Новикова с ужасом представляет, как ей вскоре предстоит играть главную героиню Пелагею - женщину, работающую в пекарне, которая только и знает, что всю жизнь месить тесто, да возиться у раскаленной печи. По сценарию после утомительной и тяжелой работы в страшной духоте, Пелагея должна скинуть одежду, броситься на пол, кричать: «Жарко мне, жарко!» и обтираться от пота.

- Вера Петровна, как же здесь раздеваться?

- Как-как? Ты же актриса - разденешься! - отрезала режиссер.

- Холодно же!

- Ну постели половичок!

В этот день Зоя впервые отважилась нарушить свою почетную, но негласную в коллективе должность «зама по тылу». Проще говоря - ответственного за недопущение попойки.

До этого дня ни один человек не решался выйти на сцену под «этим делом» - при Вере Петровне такая дерзость была не допустима даже в мыслях. Опрокинуть стопочку не возбранялось только после успешной премьеры. Так что на всякий случай в труппе всегда была заначка - она-то и спасет актеров в этот жуткий мороз.

По сценарию в хате отмечали день рождения, и пока шли приготовления, к хозяйке дома Онисье должны были зайти две Мани - Большая и Маленькая. Причем Бескова специально подобрала на роль Мани Большой миниатюрную Таню Болгову, а на роль Маленькой - высокую и статную Аллу Бойцову, дескать большая была не по росту, а по уму. Обе Мани - здешние «разгуляи»: зерно продадут и идут по деревне гулять, да веселиться. Таня Болгова напялила кирзачи, штаны в полосу из «Женитьбы Бальзаминова», телогрейку, юбку, на голове водрузила шапку-ушанку поверх серого платка. А Алла, чтобы казаться еще выше, под валенки надела туфли на шпильках. Колоритные вышли персонажи.

Обе «Мани» в первой сцене должны прийти на застолье к Онисье, которую играла Наталья Вьюнникова, и выпить по стопке воды в роли «водки».

- Наташ, а может настоящую водку поставим? - прошептала на ухо замёрзшая «зам по тылу».

- Давай, но надо всех предупредить, а то вдруг поперхнутся...

- Да не поперхнутся!

На том и порешили.

Спектакль начался. К Онисье пожаловали Мани, уселись за стол и, ничего не подозревая, налили настоящую водку в граненые лафитники. Хлоп - осушили.

- Хорошо пошла, - удивленно, но с наслаждением поморщилась Маня-Таня.

- А я что-то не поняла... Давай-ка еще!

Хлоп - по второй.

- Ну как, Мань?

- А повтори-ка!

Налили по третьей, хотя по сценарию была лишь одна. «Маня» встала из-за стола, подошла к углу комнаты, чтобы покреститься и сказать свою речь, но так и «зависла» в углу со стаканом в руке.

- Да ты выпей! Там же Ленин - креститься не надо, - подбодрила подругу Маня №2.

Бескова сидела и молча наблюдала за тем, как героини ее спектакля говорят не по тексту. «Это конец» - поняли все за кулисами и перекрестились вместо захмелевшей «Мани».

- Вот сволочи! Заразы такие! - повернулась к актерам Бескова. - Как же натурально играют! Какие молодцы, а!

Вслед за Манями «натурально сыграл» и Алик Дворцов, которому тоже налили даже не дамский лафитник, а солидные полстакана.

В перерыве Вера Петровна все-таки заподозрила неладное и попросила весь коллектив дыхнуть. Второе действие отменили. Но не из-за нарушения сухого закона, а из-за невыносимого холода.

-  Может, и правда надо было выпить?.. - в первый и в последний раз произнесла крамольную мысль Вера Петровна.

Участники того спектакля до сих пор не могут поверить - как им удалось так легко отделаться от наказания? Ведь порой от Веры Петровны доставалось и не за такое. Вспомнить хотя бы, как она гоняла девчонок перед постановкой «А зори здесь тихие» - всем велела сбросить как минимум по шесть кило.

- Ходите по сцене как телушки - бум-бум! Вас не то что немцы, вас американцы из Штатов услышат! - пристыдила актрис Бескова.

А как тут сбросить 6 кило, когда на первом этаже ДК ФЭИ буфет? Приходишь на репетицию, а там самовар и булки?

Но если Вера Петровна сказала худеть - значить худеть, и не перечить.

 

В начале 50-х Обнинск представлял собой небольшой закрытый городок - всего несколько жилых домов и свеженький Дом культуры, в котором в 1954 году заработал самый обыкновенный по тем временам любительский драмкружок. Никто и не предполагал, что ему суждено будет превратиться в настоящий драматический театр, завоевать любовь и преданность зрителей и стать одной из самых узнаваемых культурных достопримечательностей наукограда.

О том, кто и как вел драмкружок первые несколько лет, до сих пор ходят легенды. Старожилы театра уверяют, что в 50-х режиссером здесь была женщина, называющая себя сестрой маршала Жукова, которая в итоге угодила в дурку. Так что при всем желании поначалу всерьез кружок никто не воспринимал.

Но потом всё как-то само наладилось, в Обнинске стали ставить спектакли и приглашать  столичных актеров, а руководить Домом культуры пришла Ирина Родионова, которая сама первое время режиссировала постановки.

Однажды, в 1959 году, она привела на репетицию красивую женщину в синем бархатном платье, и сказала: «Это ваш новый режиссер». Первое появление Бесковой в театре - точно ослепляющая вспышка - помнят все, кто в тот день был на репетиции. Вера Петровна произвела впечатление страшное, обескураживающее и в то же время чарующее и магнетическое. Стало ясно - пришел профессионал. Жесткий, непоколебимый, но невероятно творческий и преданный своему делу. Таких руководителей обычно боятся как огня и любят как родную мать. Да она ею и была - недаром Бескова всегда своих актеров ласково называла детьми.

За свою карьеру Вера Петровна поставила десятки спектаклей, но в этот список не входят те, что были отыграны за кулисами... Чего стоит например ее роль сводницы в хитро спланированной жизненной «постановке» под названием «Ненавязчиво помочь Наташке Вьюнниковой очаровать Колю Заеленкова». 

- Она очень болела за нашу пару! Помню, заканчивается репетиция, а Бескова говорит: «Коля, а проводи-ка нас до дома», - вспоминает старейшая актриса театра Наталья Заеленкова (Вьюнникова). - И мы идем. Причем Вера Петровна настояла, чтобы сначала мы проводили ее, хотя она жила дальше меня. Поэтому потом мы остались с Колей вдвоем, и ему пришлось провожать меня одну...

В итоге Коля не только проводил Наташку, но и женился на ней. Так что позже за кулисами театра начал болтаться младший сынишка Дима Заеленков, который тоже присоединился к творческому «семейному подряду». Например, в «Золушке» Дима играл принца, Наталья - злую мачеху, а муж - гвардейца, который искал туфельку.

 

В творческом коллективе Бесковой славу истинного кавалера и благородного рыцаря ужа давно заслужил Виктор УПОРОВ. Даже когда на нем нет приклеенных бакенбардов, а гусарский мундир снят и повешен на спинку стула, барышни знают - перед ними джентльмен. Точнее, Князь - после премьеры спектакля «Страсти в Мордасах» прошлой осенью именно эта «подполья кличка» закрепилась за Виктором Ивановичем в «закулисье». 

Однажды в одном из спектаклей ему предстоял танец сразу с двумя актрисами - это была постановка «Дамы и гусары», хотя первое ее название было «Караул, что творится!».

 Репетиция. По сценарию девушка во время танца должна в объятиях партнера откинуться назад и покружиться с ним. И если первая мадемуазель была хрупкая и миниатюрная, то вторая была мягко говоря была поплотнее. И ладно б если она грациозно и легонько прыгнула в объятия гусара, так нет - угораздило ее броситься на Виктора Ивановича так, что тот только и успел поймать ее за руку и удержать от падения. Правда, заработал себе не только бесценный опыт по спасению дам, но и грыжу диска! Вот тебе и «Караул, что творится!».

 

В ноябре 2019-го состоялась премьера спектакля народного театра Веры Бесковой «Страсти в Мордасах». Это творческая интерпретация повести Федора Достоевского «Дядюшкин сон». Именно этой постановкой театр отпраздновал своё 65-летие, да и в целом новый этап своей деятельности.

Год был сложный, переворотный, яркий - это было время перемен, время вдохновения и свежих смелых идей на фундаменте высочайшего профессионализма, заложенного Бесковой. В театре сменился режиссер, им стала Елена Черпакова, которая ранее была мастером городских представлений. В ГДК она работает уже 10 лет.  Масленица, 9 Мая, Новый год - основные массовые мероприятия, которые проходили в Обнинске - состоялись с ее легкой руки, благодаря ее креативу, замыслу и воображению.

Хотите откроем секрет? Черпакова никогда не хотела быть режиссером - как и любая девчонка, она мечтала стать актрисой. Но от судьбы, как говорится, не убежишь... Имя этой «судьбы» Елена так и не узнала, но до сих пор помнит, как случайное слово незнакомки однажды круто изменило ее жизнь.

Изначально Черпакова поступала в несколько разных вузов на актерский. Однажды, когда она писала заявление в приемной комиссии, разговорилась с одной женщиной. Они мило поболтали, обсудили кое-какие пьесы, и та возьми, да и скажи: «У тебя же мозги есть, зачем тебе быть актрисой? Однажды ты постареешь и никому не будешь нужна. Поступай лучше на режиссуру».

Елена от души расхохоталась и пошла дальше поступать на свой актерский факультет. В ГИТИСе даже дошла до четвертого тура, но его студенткой так и не стала. Отчаявшись, поехала в Московский институт культуры, ну так - просто посмотреть. Неожиданно для самой себя Елена обнаружила, что здесь она чувствует себя как дома - надо поступать! На актерское мастерство там набирали исключительно платно, а вот на режиссуру можно было поступить на бюджет. Черпакова подумала: «Дай-ка попробую, мне же незнакомка сказала, что я умная». И поступила. Оказалось, что в Институте культуры не делятся курсы: все учатся на одном смешанном потоке - режиссеры вместе с актерами. Последним даже играть разрешали до 4 курса. Лучше и придумать было нельзя!

Позже, поглядев на коллег-актрис, Елена поняла - как же ей повезло, что она не поступила на актерский.  Ведь юные и неопытные актрисы целиком и полностью зависят от настроения и воли режиссера. В первые годы карьеры им приходится «отстучать копытами» все кастинги и пробы... Актером быть тяжело, но режиссером, как оказалось, в сто раз сложнее.

В мае 2018 года директор Городского Дворца культуры Виталий Пикалов предложил Черпаковой поставить спектакль. Так появилась «Странная Миссис Сэвидж» - первая работа в качестве режиссера. Спектакль получил хорошие рецензии и даже завоевал звание лауреата 1 степени на областном фестивале.

Сама же Черпакова уверена, чтобы сегодня быть хорошим современным режиссером, таланта и умений мало. Руководитель народного театра должен быть и первоклассным менеджером: составлять репетиционные графики, планы, решать какие костюмы шить и придумывать декорации, подбирать музыку, организовывать работу всей команды. И если все эти пунктики и винтики между собой состыкуются - получится спектакль.

 

Незримые нити, кажется, связывают всех работников театра, а это ведь не только главные действующие лица, но и те, кто остаются «за кадром», те, благодаря кому создается атмосфера, вращается сцена, сменяются декорации и рождаются исторические костюмы.

Заведующая постановочной частью и жесточайший перфекционист Елена Акулинина вот уже 20 лет является главной по «сбыче режиссерских мечт». Она воплощает в реальность то, на что способна фантазия режиссера.

Считает, что Черпакова оживила театр. С ее приходом здесь заработала техника, которой не пользовались десятилетиями, включился наконец поворотный круг, который стоял лет 30 из 48. Спектакль «Похититель снов» стал для творческого коллектива сумасшедшим удовольствием - сложные декорации, удивительная работа на круге.

Акулинина признается, что хоть она и работает в театре, но актрисой быть никогда не хотела и приняла участие в постановке лишь однажды. В одном из спектаклей ей поручили за кулисами объявить в микрофон: «Телеграмма», когда на сцене появляется почтальон. И сердце ее от страха тогда чуть не разорвалось. Бывалые артисты даже похихикивали над чрезмерными переживаниями, но заведующей было не до смеха. В общем, за кулисами как-то поспокойнее.

 

Спектакль «Страсти в Мордасах», который произвел фурор прошлой осенью, был одним из самых сложных в плане художественного оформления. Создание чудесных платьев с креналинами и исторических декораций, которые так понравились зрителям, стоили нескольких бессонных ночей и кучу нерв художнику Александру Колесникову и костюмеру Ольге Колесниковой.

Для того, чтобы создать пышные бальные наряды середины 19-го века актеров приглашать на примерку пришлось по несколько раз. Да еще актрисы, как на зло вредничали - кружавчики на воротничках и манжетах видите ли им не те. Да еще и обувь подходящую попробуй найди. В закромах, конечно, можно нарыть древние ботфорты или сапоги, но они не в масть, и не в век. Придется поискать еще. Впрочем, многие актеры частенько предпочитают играть в своей обуви - она давно «растоптана», да и сидит удобно, а это уже минус один повод для переживаний, и плюсик - для комфорта.

Репетиции перед премьерой проходят горячо. Режиссер заставляет играть исключительно в костюмах: так проще вжиться в роль, да и барышни с необъятными креналинами смогут рассчитать свои габариты, дабы нечаяно не снести со сцены бутафорию кому-нибудь из зрителей прямо в лоб.

Благо, при ГДК есть швейный цех, специалисты которого вместе с костюмером дорабатывают эскизы и создают уже законченные шедевры.

В народном театре нет собственного гримера. Да и зачем он нужен, если вокруг столько творческих и деятельных людей. Неужто Алла Косинская сама себе фингал под глазом не нарисует для роли проститутки? Или многоуважаемый господин Уколов (он же Князь) не наклеит себе «баки», а потом по забывчивости так с ними и уйдет домой после спектакля.

Главное - чтобы актеры пришли за пару часов до первого звонка, тогда и усы все наклеить успеют, а парики надеть, и булавочки найти, чтобы закрепить предательски сломавшуюся молнию на брюках. Если б еще кое-кто не набирал пару лишних кило, чтобы не приходилось распарывать наряд - вообще отлично было бы!

 

У художника-декоратора Александра Колесникова другие проблемы: как сделать так, чтобы нарисованный гигантский холст в виде замка на заднем фоне, был таким же убедительным, как на начальном эскизе? На ватмане посмотрел - вроде симпатично, а как разложил на сцене полотно 9 на 12 метров и начал рисовать - что-то как-то не то уже. Воплотить в натуральную форму то, что придумал в своем воображении режиссер - это вам не картинку срисовать и разукрасить. Тут фантазия нужна. И хорошо, если спектакль рассказывает о жизни - там-то быт и декорации понятны, а как иллюстрировать то, чего не существует? Как придумать место действия для несуществующего мира?

Вот тут-то Александр Колесников и приходит на помощь со своими талантами. Кстати, художественное образование у него не единственное. На самом деле - он еще и режиссер-балетмейстер, так что, если надо не только «задник» нарисует, но и падеграс научит танцевать. 

 

65-летие драматического театра Веры Бесковой для горожан и преданных зрителей было незабываемым, спектакль «Страсти в Мордасах» стал одним из самых ярких культурных событий ушедшего года.

Однако аплодисменты прозвучали не только в честь премьеры и во славу профессионализма и игры актеров... В феврале овациями и криками «Браво» в последний пусть жители Обнинска проводили родоначальника и символа целой театральной эпохи наукограда - Веру Бескову.

Но самое важное, что дело всей ее жизни продолжается и живет. В театр приходят новые молодые и талантливые актеры, здесь ставят яркие и сумасшедшие постановки, но при этом чтут традиции, уважают и берегут фундамент, на котором был построен обнинский драмтеатр. И пусть Вера Петровна уже не стоит за сценой и не ругает своих «детей» за промахи и ошибки. Но здесь верят - где-то тихонечко она наблюдает, улыбается и гордится теми, кто сегодня продолжает двигать вперед самый народный и самый любимый драмтеатр.

Диана КОРШИКОВА

 

ПИСЬМО ПАПЕ

Здравствуй, дорогой папа!

Это твоя дочь Ирина. Тебя нет с нами уже полгода и мы безумно скучаем. Мне не хватает твоих мудрых советов, я столько не успела сказать...

Но я писала тебе письма, мне казалось, что так я разговариваю с тобой и ты меня слышишь...

 

Письмо 1

Ты ушел от нас в сентябре, и первое время я даже не помню, что происходило вокруг. Мы все были в шоке. Я не знаю как бы мы справились, если бы не твой заместитель Татьяна Сенькна - именно она приняла удар и в первые дни смогла сделать так, что Дворец культуры продолжил работать в привычном режиме, хотя весь коллектив не находил себе места и переживал боль утраты. Я очень долго приходила в себя...

И хоть прошло уже полгода, нам все еще без тебя очень плохо, сложно, и мы скучаем. Каждый день нам кажется, что вот сейчас ты войдешь в дверь с портфелем наперевес и крикнешь: «Ставьте чайник!». От тебя вообще без чая никто никогда не уходил. Все до сих пор повторяют твою коронную приветственную шутку: «Шампанского, коньяка, водку?». А потом ты пойдешь осматривать свои владения и здороваться с коллегами, заглянешь на репетицию, будешь бродить в раздумьях и произносить вслух свои новые фантастические задумки.

Письмо 2

Ты пришел в Городской дворец культуры, когда он совсем не был похож на дворец. Это был Молодежный культурный центр с ночными дискотеками. Правда от культуры здесь остались одни руины: всё было запущено, ведь тогда в моде были клубы и развлечения... Черные решетки на окнах, стекла заклеены черной пленкой - еле ее отодрали. А на полу - всё в жвачках. И ты был первый, кто пошел их отдирать. Остальные на тебя посмотрели и тоже пошли кто за ведром, кто за шваброй...

Ты мне всегда говорил: «Не должно быть просто - должно быть сложно и интересно!». Поэтому ты всё перестроил: отремонтировал зрительный зал, установил новые кресла, увеличил сцену, обновил звуковую и световую аппаратуру. Вахту перенес, сделал удобный служебный вход, здесь наконец-то появились гримерки.

Я любила приезжать к тебе на работу между гастролями, когда профессионально занималась танцами. Но потом ушла в декрет и стала приходить в ваш дружный коллектив чаще - мне нравилась творческая атмосфера. Ты тогда мне сказал: «Ну что, потом опять вернешься в танцы и на семь месяцев на гастроли уедешь? Ребенок забудет как тебя звать! Слушай, а давай к нам!». Я очень хотела, но боялась - вдруг кто-то скажет, что пришла «папина дочка». Но я согласилась. По началу было очень сложно всем доказать, что я не просто твоя дочь, а действительно чего-то стою. Для меня это была большая ответственность - не подвести тебя, чтобы никто никогда не сказал тебе - кого ты сюда привел?

Я познакомилась и влилась в команду, меня приняли хорошо и сейчас я на 100% своя.

Письмо 3

Я всегда восхищалась твоей прозорливостью, твоим чутьем на таланты. Не так давно мы отмечали юбилей дуэта Игоря Милюкова и Лидии Музалевой, который создал ты. Однажды они поехали на Славянский базар, исполнили что-то по отдельности, а потом спели одну песню дуэтом. И ты сказал: «Всё, делаем концерт!». Вот так они и поют уже больше десяти лет. А проект «Новые голоса», который тоже родился случайно? К Игорю приехал друг с телевизионного проекта, спел, и ты сказал - давайте! У тебя был настоящий дар - открывать людей!

Ты не давал мне нарочитых наставлений, ты учил всех нас так, что мы этого даже не замечали. Потому что ты не требовал, а советовал и предлагал. «Может, стоит сделать вот так?» - говорил ты. Мы спорили, обсуждали, а потом, смотрели и понимали - действительно, так лучше. Ты приходил на все отчетные концерты, и для каждого коллектива у тебя был свой подход. Вечер премьеры ты продумывал до деталей и просил, чтобы уже в фойе ГДК была создана атмосфера и зритель погружался в нее с порога.

Письмо 4

Вы прожили с мамой почти 45 лет, мы с ней даже немного ревновали тебя к работе, хотя знали, что для тебя любовь к семье и к своему делу были на равных. Не знаю, как тебе удавалось - любить всех? Именно благодаря тебе у нас появились семейные традиции и творческие вечера - каждый раз, собираясь с друзьями за столом, мы поем, а дети читают стихи. У тебя хватало любви на всех. Никто не чувствовал себя обделенным!

И мы все знали: театр - твоя особая любовь, ты им болел. Ты жутко любил самодеятельность и всегда ее поддерживал.

У тебя была привычка, которую обожали все актеры - после спектакля ты вставал и говорил: «Гениально!». Потом, конечно, ты делал свои замечания, но в день премьеры ты всегда произносил только «Гениально!».

Письмо 5

Ты не любил говорить о болезни, всё держал в себе и никогда не жаловался. Когда мы о ней узнали, то просто решили - будем бороться. А ты решил работать дальше, как это всегда и было.

Даже в самые трудные моменты, будучи в больнице, ты давал поручения и интересовался делами, держал руку на пульсе. Весной прошла операция и мы были уверены, что теперь все будет хорошо. Ты немного изменился, похудел, и первое время не выходил из дома, но однажды сказал маме, что пошел за газетой. А сам пришел на репетицию - последний прогон перед премьерой. Тебя никто не заметил и не узнал, ты сел на верхнее кресло в темном зале и досмотрел спектакль до конца. А потом актеры неожиданно услышали их любимое «Гениально» и ахнули, когда увидели тебя!..

На премьеру ты не пришел, но потом, когда набрался сил, вернулся к работе в своем привычном безумном режиме.

Ты любил жизнь, ты был неугомонный, вечный двигатель. Когда нужно было добиться чего-то для Дворца культуры, тебя никто не мог остановить. Все шутили: Виталия Сергеевича выгонишь за дверь, а он в окно!

Ты - невероятная для города личность, уникальный человек и настоящий профессионал. Сейчас я могу сказать это не как твоя дочь, а как человек, занявший пост руководителя ГДК, которому предстоит продолжить твое дело...


Другие статьи из рубрики «Культура»

 
г. Обнинск, © ООО «Мак Медиа» 2007 - 2020

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции. Любое использование материалов сайта в сети Интернет допускается исключительно на сайтах, зарегистрированных как средство массовой информации и только при условии указания названия издания, автора статьи и размещения индексируемой гипертекстовой ссылки на сайт www.pressaobninsk.ru. Использование материалов данного ресурса сайтами, не являющимися СМИ, а также вне сети Интернет возможно только с письменного разрешения правообладателя.

Контакты | Реклама на сайте | Подписка | Пишите нам



Официальный сайт изданий
Калужской области
Новости Обнинска. Журнал Обнинск Life