07.07.2020

Виолетта Комиссарова: «Нужно всегда искать зацепки за жизнь»



Президент Калужской Торгово-промышленной палаты - о том, что чувствует человек, оказавшись наедине с болезнью, как материальные желания помогают преодолеть недуг и причём здесь мисс Марпл.  

2005-й год. Ей 36, у неё муж, дочь, любимая работа, и она только-только завела собаку. И вдруг страшный диагноз: рак четвёртой степени, жить осталось неделю.

- Что я чувствовала тогда? Отрицание, гнев, принятие - эти этапы давно описаны. Наверное, они одинаковы для всех сложных ситуаций. Одиночество. Потому что ты оказываешься с болезнью один на один. Первый удар приходится на тебя одного. Потом, конечно, к тебе подключаются близкие люди, но никто из них всё равно не сможет понять и почувствовать то, что чувствуешь ты. Никто никогда не разделит с тобой одиночество ночной бессонницы, когда ты лежишь и мучаешься вопросами: за что? Почему я? Чем всё это закончится?

 

ПОСОЛ НАДЕЖДЫ НА ЖИЗНЬ

Это интервью началось с поста Виолетты Комиссаровой в «Фейсбуке» - очень пронзительного и искреннего. Она написала его для одной закрытой женской группы. В конце марта, когда начался карантин, там случился всплеск паники: кто-то из участниц сообщества или их мужья потеряли работу, у других рушился бизнес, многих пугало состояние неопределённости. Вот тогда Виолетта и написала свой пост, в котором рассказала о своём опыте - «опыте человека, пережившего изоляцию и ожидание личного апокалипсиса».

Эти несколько советов Виолетты помогли не только мне, но и нескольким моим подругам справиться с тревогой и относительно благополучно пережить режим самоизоляции. Но, по большому счёту, они актуальны не только во время карантина, а вообще всегда, когда кажется, что в жизни что-то идёт не так.

- Тот пост я написала, потому что это был такой порыв. Я подумала, что мой опыт, который помог выкарабкаться мне, возможно, будет полезен другим, - говорит Виолетта Комиссарова. У неё большие карие глаза, немного грустные и очень внимательные. - Вспомнила несколько мер, которые мы выработали с врачами для борьбы за жизнь. Применили их на мне, а потом я уже была послом надежды на жизнь в других палатах, куда меня перемещали, чтобы победить пессимистические настроения тех, кто «сложил крылья и пожитки» и собирался отчалить в иные миры.

 

ПРЕДСКАЗАНИЕ ЭМИЛЯ

- Как вы узнали о болезни?

- В 2003 году, мне тогда было 34, я поехала на стажировку в США. В нашей группе были представители из разных регионов. С одним парнем из Башкирии, Эмилем, мы очень сдружились. Как-то он обмолвился, что обладает экстрасенсорными способностями. Я пристала к нему: «Давай, расскажи, что меня ждёт». Он ответил: «Не могу. Я очень сильно переживал, когда понял, что знаю, как и когда умрёт мой отец. С тех пор стараюсь никому ни о чём не говорить. Ни плохого, ни хорошего». Но я продолжала настаивать и до того, видимо, его достала, что незадолго до отъезда из США Эмиль сказал: «В 36 лет у тебя случится событие, после которого ты переоценишь всю свою жизнь, и всё для тебя повернётся совершенно по-другому». После этого мы расстались и больше никогда не встречались.

Прошёл год. Я обратила внимание, что стала сильно уставать, похудела, несколько раз падала в обмороки. Потом опухли лимфатические узлы. Долгое время я думала, что это обычное переутомление. 

Наступил 2005-й. Перед Новым годом я что-то приготовила, а потом поняла, что не могу даже сесть за стол - такая жуткая слабость. После праздников мы поехали в онкодиспансер, меня начали обследовать, но ничего не нашли. Мне же становилось всё хуже и хуже. Посоветовали ехать в Обнинск, где мне и поставили правильный диагноз. Потом началось лечение: химиотерапия, лучевая, консультации. В больнице я провела четыре месяца - в основном, лежала. Потом каждые 10 дней ездила на химиотерапию. Лечение продолжалось полтора года.

 

ВАЛЕРЬЯНОВНА И ЦВЕТОК

- За это время я видела много людей, которые вынуждены были преодолевать эту болезнь: и совсем молодых, и пожилых. 16-17-летние в силу юного возраста ещё не могут осознать тяжесть потери. Пожилые люди больше доверяются течению жизни. Самая отчаянная внутренняя борьба происходит у тех, кто находится в середине жизненного пути, потому что им есть что терять. Чем закончится эта борьба, зависит от многих факторов, среди которых я не исключаю определённую часть - может, весьма существенную - божественную. Но очень многое зависит от самого пациента и его настроя.

Меня лечила изумительная врач. Она была правдива в озвучивании фактов о состоянии больных и никогда не давала описаний радужных перспектив. Но она всегда говорила: чтобы выкарабкаться, должна быть зацепка за жизнь. И этой зацепкой может стать практически что угодно: семья, дети, любовь, работа, книги. Со мной в палате лежала одна дама с тяжёлым диагнозом, у неё было отчество - Валерьевна, но мы почему звали её Валерьяновной. Она жила одна, но, как только ей стало лучше, каждую пятницу просила посмотреть её пораньше и отпустить на выходные домой. «Чего ты спешишь?» - удивлялись врачи. Оказалось, незадолго до болезни Валерьяновна стала выхаживать цветок, выброшенный кем-то на помойку. «Обязательно надо полить его», - отвечала она. Моя врач потом говорила: «Даже это может стать зацепкой за жизнь».

- Что для вас стало такой зацепкой?

- Меня просто необыкновенно вытащил муж. На него свалилось абсолютно всё: заботы о нашей дочери, работа в Москве, бизнес, собака. Он остался один на один с кучей проблем, и рядом не было никого, кто мог бы помочь. Но я точно знала, что ровно в два часа дня он приедет ко мне с каким-нибудь маленьким подарком. И так каждый день на протяжении четырёх месяцев. Наша зав.столовой смеялась: «Да, ждём-с. Альтернативы нет - сейчас приедет». Я думаю, это меня и спасло, хотя сам муж не считает это каким-то особенным, великим поступком.

 

ВРЕМЯ - КАМЕНЬ

- В предсказании вашего знакомого были слова о том, что случившееся заставит вас переоценить всю вашу жизнь. Что изменилось?

- Болезнь помогает понять, что у тебя на самом деле очень мало времени. Ты вдруг начинаешь думать: почему я так жил? Почему так мало проводил времени с близкими? И вот этот невозвратимый ресурс - время - ложится на тебя камнем. Ты понимаешь, что нельзя ничего откладывать на потом. Потому что этого «потом» может просто не быть.

- Вы многое откладывали?

- Конечно! Я была помешанным трудоголиком. До болезни не была ни в одном отпуске, всё время проводила на работе. Я сейчас о многом жалею. Хотя нет, «жалею» - немного не то слово. Скорее, грущу. Грущу о том времени, которое упустила и которое уже нельзя вернуть. Невозможно вернуть лёгкость молодости, лёгкость восприятия мира, когда ты идёшь по улице - юная, на каблуках, в красивом платье, волосы развеваются. Грущу, что пропускала фестивали «Мир гитары», потому что мне некогда и я сидела над планом очередного промышленного форума. Грущу, что мало времени проводила с дочерью. Я даже как начальник была очень жёсткой, считала: если я работаю много - значит, все должны быть, как я. Тогда я не могла понять людей.

Когда заболела, оказалось, что незаменимых сотрудников не бывает. Что и меня есть кому заменить, а трудовые подвиги никак не влияют на выздоровление.

 

ОТПУСК В ХОРВАТИИ

Болезнь научила её отдыхать. Каждый отпуск Виолетта старается проводить на море в любимой Хорватии.

- Когда я попала туда впервые, мне показалось, что, наверное, когда-то я там уже жила. Мне там невероятно спокойно. Очень нравятся белые скалы, сосны, потрясающее море и какой-то особый воздух. Ещё там очень красиво, и красота эта чистая. В Хорватии есть национальный парк «Плитвицкие озёра», ему несколько сотен лет. Когда гуляешь по нему, кажется, что сейчас тебе навстречу выйдет динозавр. Это, конечно, невероятно - суметь сохранить природу в таком первозданном виде. Именно такое я хотела бы видеть у нас, а не прямые дорожки и вылизанный ландшафтный дизайн. Это всё, может быть, приятно глазу, но за душу не цепляет. Я обожала наш городской парк культуры и отдыха, каким он был до реконструкции: с его неправильными дорожками, не в тех местах посаженными кустами сирени, с уютными уголками, спрятанными в тиши корявых деревьев и кустарников. Когда всё прямо и по правилам, хочется сразу пройти по дорожке и натоптать.

 

«ЖИВОТНЫЕ ЛУЧШЕ ЛЮДЕЙ»

Впрочем, есть вещи, которые остались в Виолетте неизменными и после болезни - это её честность, принципиальность и любовь к работе. Один из принципов - избегать дружбы с охотниками.

- У меня был случай с одним человеком: когда я узнала, что он увлекается охотой, то отфрендилась от него в «Фейсбуке». Он очень обиделся, и где-то полгода мы не общались.

- Почему для вас это так важно?    

- Это точно семейное. Меня вырастили бабушка с дедушкой. Дед был для меня большим авторитетом. Однажды он рассказал, как пошёл на охоту и при нём кто-то подстрелил косулю. Когда охотники пришли её добивать, она плакала. На деда, который прошёл всю войну, это произвело сильное впечатление. С тех пор он никогда не ходил на охоту. Его рассказ стал для меня одним из самых ярких воспоминаний детства.

Я считаю, у нас нет морального права убивать ради забавы. Не могу понять мотивацию людей, которые этим занимаются. Не понимаю их модель жизни. Они таят для меня какую-то угрозу. Когда я читаю, что губернатор Иркутской области расстрелял спящего в берлоге медведя, да ещё этим и похваляется, - это всё, это ниже дна. На мой взгляд, такой человек не имеет права руководить людьми, потому что у него отсутствует одно из важнейших качеств, которое должно быть у руководителя, - милосердие.

В старших классах я очень увлекалась криминалистикой и даже хотела работать следователем. Я много читала о преступлениях, которые совершали маньяки. Известный психиатр Александр Бухановский, который работал с маньяками и разговорил Чикотило, говорил: если в детстве ребёнок мучает животных, велика вероятность, что из него вырастет маньяк, садист или ещё какой-нибудь моральный урод, который потом будет агрессивен по отношению к обществу.

- У вас дома живут животные, и не одно?

- Сейчас у меня их семь: четыре собаки и три кошки. Собак брала целенаправленно. Они, конечно, хулиганки жуткие. Сожрали у меня несколько роз и вытоптали всё.

- Зачем вам столько животных?

- Мне нравится то ощущение любви, которое есть у них в глазах. Это мой мир, в котором нет предательства, нет осознанного желания сделать больно. Только любовь, преданность и обожание. Про собак есть хорошее высказывание: это последние ангелы, которые решили остаться с людьми на земле. За это у них отобрали крылья и дали короткую жизнь. Животные лучше людей, это правда.

- Вы поэтому помогаете приютам для бездомных животных?

- В этом нет ничего особенного, деньги перевести легко. Когда мы собираем на приют и зоозащитники благодарят нас, я всегда говорю им: «Мы просто даём деньги. Это некий эквивалент того, что мы где-то считаем, что занимаемся добрым делом». Герои - это они: те, которые ежедневно, в грязи, в крови, в ужасе, в безденежье, полностью отдают свою жизнь служению. Вот так, чтобы ночью встать, погрузить окровавленную собаку к себе в машину и мчаться с ней на операцию, отдавая последние деньги, - я бы не смогла. Они круче меня. 

 

«САПОГИ ЕСТЬ?»

- Быть гармоничным - великая вещь. Я не могу назвать себя гармоничной, - размышляет Виолетта. - Я всё равно больше про работу.

За её плечами - пять лет на посту заместителя министра экономического развития региона. Пять лет, давшие колоссальный управленческий опыт. Пять лет огромного эмоционального напряжения.

- Я руководила управлением инноваций и предпринимательства, отвечала за распределение субсидий. Шла на эту работу с таким пионерским задором: мол, чиновники обижают предпринимателей, и я сейчас, как Чапаев на коне, наведу порядок. Затем выяснилось, что некоторые бизнесмены совсем не такие честные и хорошие, какими кажутся. В ком-то разочаровалась. Много всего было!

Потом произошёл перелом. Я стала жёсткой, работала по принципу: никому не доверяем, все перепроверяем - постоянная игра в следователя. Меня тоже всё время проверяли: ОБЭП, Следственный комитет, Счётная палата, прокуратура. Всегда находишься в ожидании, нет ни сна, ни отдыха. Я телефон не выпускала из рук ни на минуту. Ходила с ним даже в бассейн, потому что могли позвонить в любой момент.

Помню, например, как мы строили технопарк в Обнинске. Время 23:30, я уже сплю. Звонок. Анатолий Дмитриевич (экс-губернатор Калужской области А.Д. Артамонов. - Прим. ред): «Ты где?» - «Дома». - «А ты видишь, что происходит на стройке? Нет? Подключайся к камерам. Почему на стройке 15 человек, хотя должны работать 35?»

Артамонов успевал всюду. Он невероятный трудоголик. Работать с ним было сложно, но я многому у него научилась. Однажды мне пришлось делать доклад. Это был конец года - самое страшное время для чиновников, потому что надо отчитываться о бюджетных расходах. Мой начальник Максим Шерейкин получил назначение на Дальний Восток, и всё свалилось на меня.

И вот я делаю отчёт, но чувствую, что губернатору не нравится. Он задаёт много вопросов, и я понимаю, что экзамен провален. Потом он вдруг говорит: «У вас был сигнал из Кондрова. Разобрались?» Я про себя думаю: «Ха! Ну тут-то я всё помню наизусть!» Суть конфликта была в том, что у одного предпринимателя из Кондрова вышел спор по земельному вопросу с другим бизнесменом. Этой темой занимался один из моих коллег. Он съездил на место, разобрался, доложил мне.

Рассказываю об этом Артамонову, он слушает, а потом спрашивает: «Сама была там?» - «Нет, но там был мой сотрудник, опытный, 15 лет работает». Он снова: «Ещё раз спрашиваю: сама была? Реально видела, что там вот так? А если не видела, значит, этого ничего нет. Вот поезжай и разберись. Сапоги есть?» Я удивилась: «Какие сапоги?» - «Ну, милочка моя, там земля такая, что без сапог никак».

Вот этот урок я чётко усвоила: только тогда можешь что-то говорить и делать какие-то выводы, когда сама покопала. 

 

НЕСИСТЕМНЫЙ ЧЕЛОВЕК

- А потом я вернулась в Торгово-промышленную палату. Как раз в то время из федеральной ТПП пришёл запрос на нового руководителя. Они вспомнили обо мне и попросили вернуться. Я проработала в этой структуре, начиная с рядового специалиста. Это мой мир. Моё место силы. 

- Кстати, а почему вы так и не стали следователем, а поступили после школы в Бауманский?

- Потому что у меня технический склад мышления. К тому же как раз после Бауманского и шли в следственные органы. Но это, наверное, была просто романтика души: слишком увлеклась в школе книгой «100 лет криминалистики» и детективами. На них до сих пор помешана.  

Когда я училась в Бауманском, уже началась перестройка, появилось много материалов о том, что на самом деле происходит в милиции. Поняла, что это не моё. Плюс к тому же я совсем не системный человек. Я бы не смогла ходить в кителе и следовать указаниям начальства, как в армии.

Но, кстати, в роли следователя я всё-таки побывала, когда работала в министерстве. Мы проверяли одну сомнительную организацию - собрали много документов на неё. Я делала доклад об этом, на котором присутствовали губернатор, прокурор Калужской области, начальники регионального УМВД и УФСБ. Один из них потом сказал: «Да вы просто следователь готовый! Может, на работу ко мне пойдёте?» (смеётся).

 

ВРЕМЯ ОЧИЩЕНИЯ ОТ ШЕЛУХИ

Весь карантин Виолетта была на рабочем месте, хотя могла руководить дистанционно, из дома. Но она решила: руководитель должен быть с теми, кто находится на передовой.

- Карантин стал временем очищения от шелухи. В таких ситуациях люди вскрываются - как из яйца вылупляются. В нас проявляется как всё хорошее, так и плохое. Это касается и личных качеств, и профессиональных.  

Очень не хочу, чтобы эта ситуация повторилась. Хочу, чтобы мы сделали из неё правильные выводы. Первый и самый главный - нужно прекратить оптимизацию системы медицины и здравоохранения. В предыдущие периоды оптимизаторы явно перестарались. Пандемия показала, что именно врачи - самые главные люди, потому что спасают нас от смерти.

Хочу, чтобы мы были здоровы. Чтобы восстановилась в полном объёме работа. У нас намечено много новых проектов. Один из них - бал для предпринимателей, хочу провести его в этом году.

Для себя лично: по-прежнему хочу путешествовать, бывать в других странах, мечтаю съездить на море, в Хорватию. Кстати, чтобы выкарабкаться из проблем, обязательно должны быть осознанные материальные желания. Не про мир во всём мире, а что-то конкретное. Чем точнее сформулированы мечты, тем конкретнее они будут исполняться. Вот это материальное очень помогает, стимулирует. Я, например, с детства знала, что у меня будут машина, дом и много собак. Надо ещё что-нибудь загадать.

Виолетта на мгновение задумывается, потом говорит:

- Вот состарюсь, и будет у меня дом в Англии или Хорватии. Если буду жить в Англии, то стану стричь розы и жить в формате мисс Марпл: наблюдать за людьми, раскрывать преступления и писать книги. А если дом в Хорватии, то будем с собаками сидеть на берегу и слушать море.

 

9 советов Виолетты Комиссаровой, как пережить самоизоляцию:

1.Никогда не распускайтесь, соблюдайте гигиену.

Если вы женщина и в обычной жизни краситесь, продолжайте делать это и дома. Представьте себе: лысые, опухшие от гормонов, без ресниц и бровей и с неопределёнными перспективами жизни, мы каждое утро занимались «мазюканьем» лиц. Это дисциплинирует, ты мобилизуешься, появляется надежда.

2. БЕЗУСЛОВНАЯ самодисциплина при контактах с другими людьми.

3. Обязательно найдите себе подопечного, для которого станете «богом».

Это могут быть совершенно чужие люди, животные, приюты. Помогайте им копейкой, вниманием, советом, разговором. Именно такая помощь и опека дают ощущение, что вы можете влиять на ситуацию.

4.Забудьте на время о тяжёлых книгах и фильмах.

БРОСЬТЕ то, что оставляет гнетущий след в душе. Я читаю много и разное. Но, находясь в больнице, читала, каюсь, Донцову. Когда решила, что, вроде, всё нормально, взяла Юденич - и, клянусь, у меня анализы ухудшились, в душе поселились тоска и серость. Так что подумайте, что читать и смотреть.

5. Не закрывайте в себе эмоции и переживания.

Страх, тоска, паника, агрессия или полное бесчувствие - делитесь, пишите, рассказывайте. В это время нет запретных чувств и эмоций. Нормально - всё. Психуете - психуйте на здоровье!

6. Физические упражнения или трудотерапия, но без фанатизма.

Вы когда-нибудь видели доходяг-«химиков» на занятиях по йоге? Практически смертники, они упорно дрыгаются и переваливаются на полу на своих ковриках. Я корячилась так же и мечтала: вот выздоровею и уж точно встану на голову.

7.Безудержно (забыли скромность!) хвалите себя за успехи - даже самые  малые.

Обязательно нужно фактическое подтверждение успеха. Это может быть всё что угодно. Например, связанный шарф, нарисованная картина.

8.Балуйте себя, но не как в последний раз, а так, как вы делаете это обычно.

Выработайте ритуалы, как в привычной жизни. Например, бокал вина, шоколадка, но без перекосов по всем направлениям.

9. Продолжайте работать над проектами, которые планируете в дальнейшем.

Например, дайте себе установку, что в сентябре выпустите журнал, в декабре устроите бал, а важное совещание пройдёт, несмотря ни на что, в июле. Это формирует будущее. И обязательно мечтайте.

 

В цитатник:

«К вопросу: вы за белых или за красных? До определённого возраста я была за красных. Когда у меня появился свой уголок в жизни, 10 соток земли, которые я пытаюсь благоустроить, я подумала как-то: «Как бы я отнеслась, если бы ко мне сейчас пришли «матросы-железняки» и, условно говоря, нагадили в вазу, которую я собственноручно сваяла в мастерской?» И тогда я поняла, что сейчас я за белых. А если быть совсем точной, то я за свою семью и за своих любимых».

Оксана Иванова

Фото Антона Забродского и из личного архива Виолетты Комиссаровой

 

Другие статьи из рубрики «Разговор»

 
г. Обнинск, © ООО «Мак Медиа» 2007 - 2020

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции. Любое использование материалов сайта в сети Интернет допускается исключительно на сайтах, зарегистрированных как средство массовой информации и только при условии указания названия издания, автора статьи и размещения индексируемой гипертекстовой ссылки на сайт www.pressaobninsk.ru. Использование материалов данного ресурса сайтами, не являющимися СМИ, а также вне сети Интернет возможно только с письменного разрешения правообладателя.

Контакты | Реклама на сайте | Подписка | Пишите нам



Официальный сайт изданий
Калужской области
Новости Обнинска. Журнал Обнинск Life