07.07.2020

Блокбастер «Чужие родные». Одна история приемного ребенка



15 мая 2020 года в эфир Первого канала вышел очередной выпуск программы Александра Гордона "Мужское/Женское", которая имела широкий резонанс в городе. 

 Главной героиней стала 20-летняя Марина Тихонова из Обнинска.

У девушки сложная судьба: в 10 лет ее изьяли из семьи органы опеки и попечительства из-за антисанитарных условий проживания .

Обстановка в четырехкомнатной квартире действительно была ужасная: везде хлам и грязь, «цветущая» плесень на стенах, повсюду бегающие тараканы - словом, совершенно непригодное жилье для ребенка.

Все это время Марина воспитывалась в детском доме, дважды попадала в разные приёмные семьи, но по ряду обстоятельств возвращалась обратно в интернат.

Суть проблемы:повзрослевшая девушка после окончания педучилища должна вернуться в родную квартиру, где она прописана, но она не хочет, поскольку за последние годы в отчем доме существенно ничего не поменялось.

Потому-то она и требует себе отдельную благоустроенную квартиру.

Справедливости ради надо отметить, что родные Марины не являются алкоголиками или какими-то асоциальными элементами в обществе. Мама работает, и все эти годы исправно платила дочери алименты.

За это время у девушки накопилось порядка трехста тысяч рублей, которые она уже потратила на компьютер и одежду для себя.

Александр Гордон, который родился в Обнинске, решительно взял ситуацию девушки под личный контроль и публично обратился к администрации нашего города : незамедлительно решить вопрос и дать Марине квартиру.

Собственно, передачу я включила на фразе Гордона: "Власти ДОЛЖНЫ разобраться..."

Потом немного отвлеклась и подошла к экрану, когда мать героини поясняла в эфире, что "Марине ДОЛЖНЫ дать квартиру..."

Далее, версию про "ДОЛЖНЫ" продолжила ее бабушка.

И гости в студии тоже без конца в унисон твердили, что "ДОЛЖНЫ", «ДОЛЖНЫ», «ДОЛЖНЫ»...

В конце этой передачи все окончательно запутались кто, кому и что ДОЛЖЕН, начались взаимные претензии, перевод стрелок, и, на мой взгляд, какие-то бессвязные обсуждения этой темы.

Развязка была неожиданной, так сказать, в лучших традициях Голливуда - молодой человек Марины с большим букетом цветов вдруг встал на одно колено, подарил ей золотое колечко и немедленно предложил выйти замуж.

Все.

Занавес.

Хеппи Энд.

 

Конечно, героиня программы заслуживает счастья, понятно, что такое детство не могло не травмировать девочку, искренне сочувствую ей и желаю самой беспроблемной жизни, но всю передачу меня преследовала мысль, что слово "ДОЛЖНЫ" почему-то звучало там чаще других.

Видите ли... 

Люди по идее тоже ДОЛЖНЫ жить хорошо, и государство, безусловно, ДОЛЖНО обеспечивать им для этого условия, но по факту, люди живут плохо, а государство - это тоже люди, и получается замкнутый круг: людям плохо, а виноват кто? 

Тоже люди... Такие вот несовершенные люди, живущие в несовершенном мире, в котором так мало СПРАВЕДЛИВОСТИ и глагола "ЛЮБЛЮ", и так много РАВНОДУШИЯ  и глагола "ДОЛЖНЫ".

Помню, как много лет назад прочитала пост одного волонтёра, который постоянно ездил в детские дома.  Так вот, он писал, что под Новый Год в ближайший к его дому интернат было организовано целое благотворительное паломничество.

Каждый день приезжали туда новые волонтёры и выгружали тоннами подарки.  Дети из этого интерната уже не могли видеть конфеты, игрушки, уточняли презрительно: "Нормальное хоть что-то привезли? Телефоны там, компьютеры, планшеты?"

Основная мысль поста заключалась в том, что самое ценное, что реально нужно воспитанникам детдома или интерната - это общение и участие, а не конфеты и игрушки.

Им нужен рядом человек, которому не всё равно, который бы поведал им о главных жизненных ценностях.

И этот человек научит не проходить мимо того, кто в беде.

Научит прощать и помогать, иногда вопреки логике и здравому смыслу.

Научит тому, что мир сложнее, чем нам кажется, а справедливость - это иллюзия.

И самое главное:  он научит не искать тех, кто им ДОЛЖЕН, а создавать своё счастье и своё «сегодня» самим.

Дети ДОЛЖНЫ понимать, что только они авторы своих жизненных пьес.

И это гораздо важнее самосвала со сникерсами.

 

Тема этой программы долго не отпускала меня, внутри были смешанные ощущения.

Обьясню, почему. Мне показалось, что у Марины четко сформировано потребительское отношение к жизни, она умело научилась манипулировать своим положением, спекулирует на жалости и пытается максимально монетизировать жизненную несправедливость. 

В моём близком окружении есть мама, которая воспитала мальчика из детского дома. Ее зовут Света Зацаринная, член нашей команды - главный редактор газеты "Неделя Боровского района" и депутат Городского Собрания Балабановской Думы. 

Я знаю ее с 2006 года.  Вместе мы прошли огонь, воду и медные трубы журналистики.  Она, как и я, лютый трудоголик, всегда в работе, и, как говорится, "без отрыва  от производства" родила троих детей, при этом всегда, и практически, за час до родов сдавала материалы в номер. 

Мне вдруг очень захотелось рассказать её историю и узнать, какие в её семье отношения со словом "ДОЛЖЕН". 

 

Мальчик Ян Лапин родился в Обнинске и свое раннее детство проживал на улице Звёздной с дедушкой, мамой, братом и старшей сестрой.

Дальше что-то случилось: никто не знает, что именно. Воспитатели из детского дома рассказывают: его изъяли из семьи, когда мать пыталась ...продать детей на органы.

Четырехлетнего Яна и его годовалого братика.

Обоих. Сразу. Оптом. 

Вдумайтесь - мама хотела продать своих детей.  Как такое вообще возможно?

Единственное, чем можно оправдать этот нечеловеческий поступок - болезнью.  Человек был болен - и не ведал, что творит.

После проведения всех следственных мероприятий у мамы действительно зафиксировали какой-то сложный психиатрический диагноз, но при этом не лишили родительских прав, а просто их ограничили.  

Яну при живых родственниках присвоили статус сироты.

Данная формулировка предполагает, что за ним закреплена жилплощадь по месту прописки.  То есть, на той самой улице Звёздной, где началось и одновременно закончилось его детство.

В детском доме маленького братика Яна тут же отдали на усыновление, хотя обычно детей не разлучают с родными, но в этот раз почему-то случилось именно так. В общем, остался он один - одинешенек на всем белом свете.

Из всех родственников иногда по выходным навещал его только старенький дедушка.

Он являлся официальным опекуном своей непутевой дочери, матери Яна, и, вероятно, поэтому не решился оформить опеку ещё и над внуком.

Его можно понять: возможно, пожилой человек просто побоялся не справиться.

 

"САРАЙ ГНЕВА"

Дача. Поздний вечер. На ужин - картошка с селёдкой.  Света просит Яна: « Сходи в сарай, пожалуйста, и принеси бумагу, на которой селедку будем чистить». Он  кивает и уходит.  Минута - нет его. Две. Пять. Десять. А там идти-то, до сарая этого - пять шагов. Куда делся ребенок? Света взволнованно идёт искать сына, по пути слышит,  как там всё громыхает, падает, трещит, и застаёт такую картину.

Ян, обычно спокойный и уравновешенный, все швыряет, кидает, двигает, злится, раздраженный донельзя, и приговаривает: "ДА ГДЕ, БЛИН, ЭТА ВАША БУМАГА?" С тех пор сарай называется в семье не иначе, как "сарай гнева" или "сарай, где Яна взорвало".

2005 год. Город Обнинск готовится к новогодним праздникам.

Молодую и неунывающую журналистку, тогда еще работающую на телекомпании «Обнинск ТВ» Свету Зацаринную, назначают вести важный социальный проект.

Суть его была в призыве к жителям города: "Возьмите ребенка из детского дома в семью на Новый год - подарите ему капельку теплоты и счастья". 

Пусть малыши не коротают новогодние ночи в казенных стенах, а узнают, что такое настоящий праздник в кругу семьи.

Большинство людей нашего города охотно откликнулись и с радостью согласились взять детей на новогодние каникулы.

Света по натуре - фанат справедливости. Ей показалось, что будет не совсем корректным, если её команда ограничится одним лишь призывом к доброму делу и на собственном примере не воплотит эту идею в жизнь.

Но практически у всех коллег оказалась уважительная причина, почему не получалось выполнить эту миссию: у кого-то не позволяли условия, кто-то уезжал, а кто заболел. 

Поняла, что надо ехать самой.

Там-то, в детском доме, она впервые увидела Яна - и... сердце отчего-то ёкнуло. Обычно так говорят про людей, которые влюбились с первого взгляда.

Света залюбовалась его пронзительным и таким серьезным взглядом, в тот момент она еще не понимала, что он прямо в ту секунду навсегда вошёл в ее судьбу...

 

Перед самым Новым годом мальчик заболел, и его не разрешили забрать. Светлана ужасно расстроилась.  Пришлось взять на праздники другого ребенка, но на его месте все время представляла Яна... 

дВЕРЬ В СЕБЯ

5 лет назад стали Света с Андреем строить дом на дачном участке. Многое из строительных работ Андрей делал сам, а дети помогали.  Ян в таких вопросах - педант: делает всё медленно, но идеально.  А Никита наоборот - стремительный и любопытный. 

Яну доверили красить дверь, а Никите - делегировали дела в огороде. Тот оскорбился: мол, что за дискриминация? Я тоже хочу красить дверь!

Андрей, чтобы дети не спорили, выделил и ему дверь, которую тот покрасил жирными щедрыми мазками за 5 минут. Краска на деревянной двери схватилась, потекла и застыла комками.

Эту халтурную работу обнаружил папа. Ох, и крику было! Пришлось Никите отдирать краску, а Яну перекрашивать и вторую дверь тоже.

Все новогодние каникулы она не находила себе места, без конца звонила в детдом, уточняла, выздровел ли мальчик.

- А с какой целью интересуетесь? - строго спросила заведующая.

- Хочу его забрать.

- Навсегда? - уточнила она.

- Что значит навсегда? - Света опешила и смутилась одновременно: - Нет, для начала на выходные.

Но это "навсегда?" «триггернуло» ее своей... вероятностью.

Значит, кто-то звонит заведующей и говорит вот так просто: "Отдайте мне ребенка навсегда..."

 

Вскоре Ян поправился, и воодушевленная Света впервые забрала его к себе на выходные. 

Никита, ее старший сын, был ровесником Яна и легко нашел с ним общий язык. Дочка Полина, хоть и была на 4 года младше, но тоже весело играла с ребятами.

Мальчик сразу как-то гармонично влился в команду семьи.

И теперь каждую пятницу Света забирает Яна с портфелем из школы, вместе они едут в редакцию.

Он терпеливо ждёт ее. После съемок они, держась за руки, выходят из студии, весело болтая, счастливые, отправляются на выходные в семью Зацаринных. 

Вечером Света готовит ужин на большую семью, краем уха слушает, как за стенкой смеются трое детей и с нежностью гладит свой беременный живот.

Обычно она думала про будущего ребенка: "Мой третий малыш", а тут вдруг подумала: "Четвертый"... Удивительно.

 

Жилищные условия не сильно располагали к тому, чтобы взять еще одного ребенка: семья с тремя детьми( Света вот-вот родит Платона), муж, жена, бабушка на подхвате -  все жили в простой малокомплектной панельной трёшке.

Плюс мысли о приемном родительстве врезались в страх не справиться, в подводные камни, о которых любая приемная семья может узнать только в процессе родительства. Какие ожидают бюрократические препятствия? 

Света хмурилась. Муж замечал. Спрашивал: « Опять про Яна думаешь?» Она пожимала плечами и кивала: «Да». Завтра понедельник, снова отвозить Яна в детский дом. До пятницы.

Однажды в субботу Света пришла будить Яна, села на край кровати, они разговорились. Она вдруг спросила его, о чем тот мечтает.

И мальчик тихо, почти шепотом, ответил: « Проснуться в этой кровати в среду. Или в четверг...»

Стала понятна его мечта - не уезжать в детдом по понедельникам.

 

"ТОЛЬКО ПОБЕДА"

2 года тому назад.

Дача. Выходной.  Много гостей, шумно и весело. 

Скоро начнётся матч "Россия -Хорватия" на Чемпионате мира по футболу. Ян и Никита увлекаются футболом, играют в любительских матчах.

Все остальные не играют, но болеют - активно.

И вот все расселись перед телевизором на веранде, замерли. Начинается футбол.  Наши забили. Все взрываются радостными криками. Потом хорваты забили. За столом - тишина. Папа Андрей, понимая ситуацию, подмигивает сыну и спрашивает:  « А ты-то, Ян, за кого болеешь?» На что Ян отвечает:

-«Знаешь, пап, мои сегодня по-любому выиграют!» 

Просто у Яна в графе "национальность" написано- "хорват"

.Воспитатели детского дома стали замечать  положительные изменения у мальчика. Было видно, что он тянется в новую семью, мучительно ждет пятницу, как зовёт Свету и ее мужа Андрея в своих рассказах "мама" и "папа", хотя при личном общении  называл  только "дядя Андрей" и "тётя Света".

Ян в детдоме постоянно скучал и поэтому всё выполнял вяло, автоматически.

Будто не жил, а ждал. Ждал, когда пройдут эти ненавистные вторники, среды и четверги и наступит долгожданная пятница. Света снова придет за ним, вместе они поедут в телестудию, где он в уголочке будет ее ждать

Тихо сидеть, мечтать, рисовать, фантазировать, предвкушая интересные и радостные выходные в семье Зацаринных

 

Так незаметно пролетел целый год. Наступил 2006. 

Как гром среди ясного неба, для Светы было известие , что детский дом расформировывают.

Всех воспитанников отправляют в детдом для детей с психическими заболеваниями, который расположен в другом городе. 

Она подумала о Яне.

Робком, добром, порядочном.

 

"ЯН или ИВАН"

Забирая Яна в семью, Света и Андрей не знали, крещён он или нет. Проверить это не представлялось возможным. У семьи есть друг и духовник - настоятель храма отец Василий. Он предложил всё же  покрестить Яна (для таких случаев, когда неизвестно, есть такая процедура) и сам предложил стать крёстным отцом. Сегодня Света сочетает две роли: и приёмной, и крёстной мамоы Яна.

Его крёстный папа - отец Василий - называет парня именем, данным при крещении - Ваней. 

Этот переезд его окончательно добьет: новая обстановка, новые люди, и пребывание в детдоме все недели, потому что Света уже не сможет его забирать на выходные-- далеко...

Вечером она решительно поговорила с мужем. 

Сказала: « Андрей, надо что-то решать. Срочно». 

Муж резонно засомневался: « А вдруг мы не сможем? Полюбить его, как родного? Воспитать, как своего...»

Интересно, есть ли на свете хоть одна приемная семья, которой незнаком этот страх? Он есть у всех, просто кто-то преодолевает его и берет ребенка, а для кого-то он становится непреодолимым «шлагбаумом» и поводом даже не пытаться.

Света вздохнула: « Мы не узнаем, если не попробуем. И не простим себе этого...»

Муж понял, что она имеет ввиду- проще всего  не пробовать. 

Вот взять и сделать вид, что Яна не существует, и что каждую пятницу их семья не становится на одного сына больше.

 

Убедить себя, что государство о нем хорошо позаботится, а они, со своей стороны, просто прошли по краешку судьбы Яна и дали мальчику щепотку дефицитного семейного тепла.

А теперь такой возможности не будет. Очень жаль. 

 

Но это только кажется, что так проще. Потому что Ян уже живет в сердце каждого члена их семьи.

Потому что не забрать его сейчас равносильно предать его надежды и разбить его кристалльную мечту - об утре понедельника и вторника в их семье - вдребезги. 

 

НЕТ! НЕТ! И еще раз - нет!

Нельзя сделать вид, что Яна нет, когда он есть.

Это невозможно. 

И тогда они с мужем приняли решение - стать приёмными родителями. 

 

В ту ночь Света плохо спала.

Ей снилась заведующая детским домом, которая заглядывала в ее сон и уточняла: "Навсегда?"

Она послушно кивала: "Навсегда!"

 

"ТАНКИСТ" 

Ян успешно окончил техникум по специальности « электрик» и пошел служить в танковые войска.

Летом на даче был ремонт, Андрей категорически запретил сыну заниматься электрикой, на что Света остроумно заметила: « Родина ему настоящие танки доверила, а ты боишься дать розетку прикрутить!»

Через неделю Ян переехал из детского дома в семью Светы и Андрея.

Это было в пятницу. А в воскресенье сбылась его мечта - в понедельник он остался дома.  И во вторник, и в среду, и во все остальные дни календаря.

Так Света и Андрей Зацаринные стали приемной семьей для черноглазого мальчика Яна.

 

Однажды в один из визитов представители опеки, которые регулярно проверяли условия проживания Яна, строго спросили:

- Контроль над квартирой, где мальчик прописан, есть?

Света честно призналась:

- Нет. 

Всё, что она знала, это то, что квартира сдается, а сам дедушка с дочерью, мамой Яна, живут в деревне. По словам соседей, квартиросъемщики-недобросовестные, регулярно их затапливали, в квартире полно тараканов и антисанитарные условия.

 

Опека продолжала настаивать: если квартира сдается, значит, есть доход. Треть этого дохода принадлежит Яну. Дедушка, как ответственный квартиросъемщик, обязан треть суммы дохода от сдачи жилья перечислять на счёт мальчика. Вы должны это немедленно организовать...

Так она узнала, что по закону приемные родители обязаны контролировать  квартиру ребенка по месту его прописки. 

Только как прикажете это делать, если там проживают чужие люди?

Как можно повлиять на ситуацию, непонятно, но вынуждены были выполнить предписание органов опеки и попечительства.

 

" МОЙ СЫН, И ТОЧКА!"

Яна в семью забрали в мае, а в июле они все вместе поехали в первое семейное путешествие - на море, в Евпаторию. Ехали на двухэтажном «Икарусе». Пересекая границу с Украиной, пограничники стали проверять документы.  Все по фамилии - Зацаринные, и только Ян - Лапин. Пограничник не понял, почему так. Спрашивает у Андрея: « Почему у мальчика другая фамилия?» Андрей отвечает: « Какая разница, какая у мальчика фамилия! Это мой сын, и точка!» Андрей сказал громко, на весь автобус. Ян услышал и чуть не расплакался... Пограничник, возвращая паспорта Андрею, пробормотал: "Да я тут смотрю, половина салона ваших детей."

Поэтому поехали всей семьей к родственникам Яна в деревню.  Из дома вышел дед и его мама. Увидев внука, дедушка растрогался, обнял его и от переизбытка чувств расплакался.

Женщна продолжала стоять чуть поодаль, красивая такая.  Глядя на нее, Света про себя отметила, что для больной  она прекрасно выглядит. Бодрая.

Где-то внутри у нее клокотало недоумение: неужели совсем не болит материнское сердце, не хочется взглянуть, как, с кем и где живет твоя кровь -  твой сын?

Было видно, что и Яну некомфортно, он был смущён и зажат немного.

Мама подходит к сыну и без предисловий  спрашивает:

"Как ты учишься?" - «Нормально», - прошептал Ян.

Свете стало любопытно. Если бы он учился плохо, что бы сказала ему в ответ родная мама? Что надо учиться хорошо? Не запоздало ли воспитание?

Дальше из ее уст звучит вопрос, который сразил наповал. Биологическая мама Яна, которая с 4 лет не занимается и не интересуется им, уточняет: « Они тебя хоть на море- то возят?»

То есть, если возят, то хорошие родители, а если нет, то что - плохие? Света была так ошеломлена, что даже не помнит, что именно ответил Ян.

 

 

Пришло время обозначить цель визита:

- Опека обязала нас контролировать квартиру. Мы знаем, что условия там плохие, и готовы сделать ремонт за свой счет. Тогда можно будет сдавать квартиру людям, которые смогут беспроблемно жить, без тараканов и потопов. 

Мама Яна молча выслушала гостей, развернулась и ушла в дом. 

У милого дедушки тут же высохли слезы, он сменил милость на гнев, ответил коротко и ясно: "Идите на х...й!" И ушел.

Громко. Яростно. Возмущённо. 

 

Так и уехали, куда послали, не солоно хлебавши. 

Нет, Света не злилась на этих людей - просто была растеряна.

Никто не хотел войны с ними, конфликтов тоже. 

Где-то в глубине души покоя не давала сжатая, смятая мысль: "Это же ваш родной человек! Сын! Внук! Как же так можно?"

Вслух при детях такое не говорят.

Она думала о будущем Яна: когда он вырастет, вдруг захочет с ними дружить и общаться?

Вот что они могли сделать, чтобы соблюсти закон?

Да ничего!

Они с мужем решили оставить всё, как есть. 

Потратить ресурс на воспитание сына, а не на войну - вот лучшее, что они могут сделать.

 

БЕРЕГИСЬ!

Ян собирался в армию, Света хотела, чтобы он служил рядом с домом, поэтому предварительно переговорила о возможности проходить службу в авиаполку в Ермолино.

Отправив договариваться Яна в Боровский военкомат, предупредила:

"Если что пойдет не так, сразу звони!"

Тут сразу все пошло не так.  Военком категорично отрубил: «Такой возможности нет!» Юноша попытался обьяснить, что есть предварительные договоренности, но военком стоял на своём: «Нет! Точка!»

Ян набрал маме и объяснил ситуацию.

- Дай трубку военкому, - попросила Света.

 - Мам, я сам решу...

 - Дай трубку военкому, кому сказала!!! - попросила очень рассерженная Света. -  -Мам, это не поможет.

 - ДАЙ ТРУБКУ ВОЕНКОМУ!!! - требует Света. 

Андрей слышит разговор,  смеется и кричит в трубку сыну:

-Ян, срочно передай этому бедолаге: наша мама уже выехала в Боровск, если убежит прямо сейчас, то, возможно, успеет спастись!

Спустя 5 лет умер дедушка. Узнали об этом абсолютно случайно, через общих знакомых.

Стали наводить справки о дальнейшей судьбе семьи: ведь это напрямую касалось Яна.

Узнали, что опекуном матери стала старшая дочь Вероника, у которой к настоящему моменту есть муж и четверо детей. Все они теперь и живут в той самой квартире, мама Яна - в том же доме, в деревне. Хотя по закону это невозможно: опекун не должен жить отдельно, ведь в этом случае он не сможет обеспечивать уход за тем, кого опекает.

Заботы, помощи, денег от дочери нет и в помине.

Мама Яна живет без электричества, в полностью обесточенном, холодном доме и зимой не имеет возможности согреться. Несколько раз она проникала в дома соседей и была поймана. 

Узнали также о том, что долг за коммуналку в квартире на улице Звездной, где сейчас проживает Вероника, - более четырехсот тысяч, и погашать его она тоже не собирается. Потому что фактически она там не прописана, официально она зарегистрирована в другом месте, в общежитии. Съезжать также категорически отказывается. Сказала: "Хотите - идите в суд!"  И дверь закрыла.

Кого-то напоминает...

 

 

В настоящий момент Ян общается с биологической матерью. Заботится о ней, возит продукты.  Просто его приемные родители так воспитали, своим личным примером научили быть понимающим, ответственным и неравнодушным. Вот он и вырос добрым, скромным и очень порядочным.

Света поддерживает его в этой инициативе. Говорит: "Твоя биологическая мама дала тебе жизнь. Она не виновата, что больна. Твой долг, как сына, ее поддержать». Потом продолжает вздыхая: «Твой долг и... твой крест". 

 

Она  говорит о сыне Яне с восхищением и материнской тревогой. 

Яну исполнился 21 год. Он успешно окончил техникум и пошел служить в армию.

Ещё он очень талантливо рисует, но пока точно не определился, хочет  ли связать свою жизнь с творчеством.

 

Я настойчиво акцентировала  рассказ Светланы на вопросах собственности, уточняла детали. Потому что, если бы не мои вопросы, она продолжила бы рассказывать о своей дружной семье исключительно милые, вдохновенные зарисовки. Не хочет говорить о плохом.

Хочет о хорошем. Только о хорошем.

 

На сегодняшний день вопрос с квартирой, в которой прописан Ян, открыт.

Вот как его решать?

Выгонять незаконно вселившуюся Веронику с четырьмя детьми на улицу? Брать грех на душу?

А как иначе отстаивать права сына?

Как помочь ему не потерять квартиру?

Каким образом молодой человек, который и сам еще не встал на ноги, может погасить огромные долги?

Как называются государственные структуры, которые по роду своей деятельности ДОЛЖНЫ были помогать, направлять и держать непростую ситуацию на контроле?

Чем они занимались все это время?

А МОЖЕТ, ЯНУ ТОЖЕ ДОЛЖНЫ ДАТЬ ОТДЕЛЬНУЮ БЛАГОУСТРОЕННУЮ КВАРТИРУ, А? ТОВАРИЩ ГОРДОН?

Подскажите, пожалуйста, кому сказать пресловутое "ДОЛЖНЫ"?

Лена Зуева

г. Обнинск, © ООО «Мак Медиа» 2007 - 2020

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции. Любое использование материалов сайта в сети Интернет допускается исключительно на сайтах, зарегистрированных как средство массовой информации и только при условии указания названия издания, автора статьи и размещения индексируемой гипертекстовой ссылки на сайт www.pressaobninsk.ru. Использование материалов данного ресурса сайтами, не являющимися СМИ, а также вне сети Интернет возможно только с письменного разрешения правообладателя.

Контакты | Реклама на сайте | Подписка | Пишите нам



Официальный сайт изданий
Калужской области
Новости Обнинска. Журнал Обнинск Life