Неделя Обнинска
Владыка Иосиф: «Когда человеку некуда идти, он идёт к Богу»
В гостях у ...
11.02.2021

30 января новым наместником боровского Свято-Пафнутьева монастыря был назначен викарий Калужской епархии, епископ Тарусский Иосиф (Королев). Этому событию предшествовала печальная новость - двумя днями ранее на 80-м году жизни скончался прежний настоятель обители иеромонах Пафнутий (в миру Павел АРХИПОВ).

Любое назначение на высокую должность всегда приковывает к себе внимание. И, несмотря на то, что законом Российской Федерации церковь отделена от государства, влияние православия на каждого из нас велико - а уж тем более, внутри самого Боровского района, в котором расположена известная всем христианам святыня.

Я попросила владыку о встрече и интервью, и, к моему удивлению, он не отказал. А потому наш диалог с епископом Иосифом оказался весьма открытым, интересным и познавательным, ведь он затронул разные аспекты жизни: монашество, духовность, влияние церкви на подрастающее поколение и взгляд из-за стен монастыря на мирские проблемы. 

 

СТАРШИЙ «В ДОМЕ»

- Владыка, что для вас значит стать настоятелем монастыря с такой богатой историей, в который едут паломники со всей страны?

- Для меня это важное послушание, которое возложил Господь. И ещё это большая ответственность, ведь монастырь - родное для меня место, куда я пришел в юности и где вырос.

- Не знаю, насколько уместен мой вопрос в разрезе церкви, но все же задам его: такое назначение - важный карьерный рост в жизни священника?

- Я пришёл в монастырь, поскольку стремился к монашеству, и никаких иных целей перед собой не ставил. А назначения происходят по воле правящего архиерея епархии. До того, как стать наместником монастыря, я уже был посвящён в сан епископа, так что данный пост не выше. Это просто важное поручение, которое я получил, и теперь должен сделать все, чтобы в моем родном доме было хорошо. Скажу, что это немного сложнее, нежели когда настоятель приходит со стороны, тебя так не воспринимают. Я не говорю, что мне нужен особый почёт и уважение, но для соблюдения порядка где-то придется проявить и строгость.

- А вы строгий?

- Нет, я не строгий. Об этом знает и братия, и прихожане храма на Высоком. Там не одну сотню детей крестил и прочих таинств совершил. Стараюсь всегда понимать людей и относиться к ним с любовью и уважением.

- Ваш нынешний статус накладывает на вас ограничения: вы должны оставить службу в храме?

- Нет, это одно целое: там подворье монастыря, и вместе со священником, который сейчас ведет службы, тоже буду служить и здесь, и там. Но все же сан викария накладывает на меня долг курировать отделы и в Калужской Епархии, а также посещать приходы епархии и совершать богослужения.

 

БЛИЖЕ К ЛЮДЯМ

- Ваш, с позволения сказать, коллега отец Макарий опубликовал на своей странице в соцсети пост о вашем назначении, в котором привёл десять фактов из вашей жизни. Сразу несколько из них связаны с боровским храмом Покрова Пресвятой Богородицы на Высоком. Вы считаете его своим детищем?

- Безусловно! Уже двадцать лет меня связывают с этим храмом. Сначала я ходил туда молиться, потом начал вести службы. Провели реставрацию, построили воскресную  школу, чайную, купель. Ведь лет десять назад об этом храме никто, кроме жителей Боровска, не знал, а теперь едут туда на молебны, за святой водой. Храм привлекает к себе своей необычностью - это образец русского деревянного зодчества, в Центральной России таких почти нет.

В это место вложено много сил и души. Когда митрополит Климент назначил меня викарием, то и я, и люди переживали: смогу ли я совмещать два таких ответственных послушания, буду ли успевать духовно окормлять своих прихожан? Сейчас уже все успокоились, поскольку в группе храма в соцсетях публикуется информация, когда я буду вести службы, и люди, которые хотят на них присутствовать, могут это сделать.

- Владыка, а как вам удалось привлечь такой интерес верующих к храму Покрова? Ведь не только в Боровском районе много церквей. Но ваша, выражаясь современным сленгом, очень раскручена.

- Вы были там?

- Нет, не была.

- Вот поэтому и спрашиваете! Там особый дух! Храм сам по себе уникальный - древние стены, брёвна, впитавшие историю четырёх веков. Такие храмы разве что в Архангельске можно встретить. Намоленность стен чувствуется, поэтому люди и возвращаются туда.

Будучи настоятелем, я старался всех принимать с любовью. Было много крестин, перед ними обязательно общался с крестными, потом они возвращались в храм на службу, некоторые на венчание.

- Вы как человек, видящий ситуацию изнутри, можете сказать: когда люди выбирают место для молитвы, на что они ориентируются - на намоленность храма, то есть на его древность, или на священника, который в нем служит?

- Конечно, на священника! Ведь от него зависит, получит человек духовную поддержку или нет. А для этого обязательно надо общаться. Когда я начинал служить на Высоком, то по окончании службы всех приглашал на трапезу: клирос, прихожане - все шли вместе. Это важно, чтобы была община. Изначально было человек сорок, но постепенно приход рос, и пришлось построить чайную большей вместимости. Сейчас таких общих трапез стало не так много,  но по праздникам мы собираемся. Общаться священник с прихожанами должен обязательно, тогда и люди в храм будут тянуться.

 

ДУХОВНОСТЬ ЭПОХИ ТЕХНОЛОГИЙ

- У вашего детища, храма на Высоком, есть ещё одна возможность привлечь к себе внимание. Это воскресная школа. Считаете ли вы, что создание таковых тоже важное направление, в котором необходимо двигаться настоятелям храмов на территории Боровского района?

- Да, в 2016 году наши благодетели построили здание - очень красивое, в архитектурном стиле 17 века, его даже дворцом называют. Обучается у нас в школе около пятидесяти детей.

Безусловно, православным воспитанием необходимо заниматься. Но к этому нужен грамотный подход, который начинается с правильного подбора кадров и составления программы. В этом есть свои сложности. Ведь дети должны не просто сидеть в классах по воскресеньям, они это в рабочие дни недели делают. Необходимо движение, процентов семьдесят от общего времени занятий. Тогда будет интересно. Но, чтобы осуществить это, нужны люди - сами увлеченные и готовые научить своему делу воспитанников школы.

И, конечно, считаю, необходимо создавать гимназии, поскольку духовно-нравственного воспитания подрастающему поколению не хватает.

- Это сложно. Сейчас государственное образование с трудом поспевает за современными детьми. Прогресс делает свое дело - все дети давно в интернете, а учителя только догоняют своих учеников. И православным гимназиям тоже необходимо это учитывать, если они ставят задачу воспитания гармонично развитой личности. Думаете, церковь способна с этим справиться?  

- Безусловно! Образование в православных гимназиях должно быть построено по современным требованиям, учитывая изучение иностранных языков и использование современных технологий. Да, для этого нужны вложения, а они зависят от наличия людей, готовых помогать нам.

Но при этом наша основная задача - воспитание нравственности. Если в человеке с детства заложено добро, милосердие и высокие моральные принципы, он вряд ли оступится во взрослой жизни и пойдет неправедным путем. 

- Насколько известно, раньше при монастыре действовал православный лагерь, который занимался с подростками, в том числе из группы риска - из неблагополучных семей. Почему сейчас эта работа прекратилась?

- Это была молодёжная дружина, и польза от неё ощущалась. Она объединяла ребят подросткового возраста, тех, кому уже неинтересно в воскресной школе, поскольку в ней программа рассчитана лет до 13. И по статистике именно в возрасте 14 лет дети отходят от церкви. А в это время на них идет очень большое психологическое воздействие. И общения с духовенством, правильного общения друг с другом им не хватает. А в дружине у них все это было, включая активные занятия - зимой на лыжах, летом в походы.

Но тут тоже встаёт вопрос личности, человека, который ведет за собой. Этим делом занимался отец Макарий. Но сейчас он помогает митрополиту в Издательском совете в Москве, в монастырь приезжает только на выходные. Без него дружина не смогла существовать. Надо найти личности, которые смогут его заменить. Надеюсь, что мы обязательно воссоздадим дружину, постараемся к лету. 

 

БЕЗОПАСНОСТЬ С БОЖЬЕЙ ПОМОЩЬЮ

- Несмотря на то, что монастырь считается закрытым объектом, его существование отдельно от внешнего мира невозможно. Это касается и вопросов безопасности. Знаю, что для ОМВД по Боровскому району, который отвечает за данное направление, одной из больных тем является отсутствие видеонаблюдения по периметру монастырских стен. Вы готовы пойти полиции навстречу в этом?

- Сейчас мы готовим паспорт антитеррористической безопасности, и установка камер обязательно будет согласована. Их появление внутри храма мы ещё обсудим, но периметр и территорию готовы оборудовать видеонаблюдением. В принципе, оно у нас есть, только не работает. Все сделаем!

- Есть ещё одна проблемная тема - трудники. Во время недавней встречи с начальником полиции Александром КУЛИГИНЫМ он говорил, что к ним не поступает информация о таких людях. Между тем среди трудников могут оказаться те, кто по разным причинам находится в розыске. В данном направлении вы тоже готовы взаимодействовать?    

- Люди находят в стенах монастыря временное пристанище. Это случается по разным жизненным причинам. К нам приходят, и мы всем даем шанс - до первого серьезного проступка. Сейчас мы будем плотнее ими заниматься. Назначу монаха, который возьмет духовное руководство над ними.

У нас есть журнал учета, куда мы записываем пришедших к нам на проживание людей. Что касается взаимодействия с полицией, то будем подавать списки проживающих. Мы тоже заинтересованы в соблюдении безопасности. 

- А если у человека нет паспорта?

- Таких мы не принимаем. Но всё, конечно, индивидуально. Ведь может случиться так, что человеку нужна помощь с восстановлением документов. Тогда уже будем просить содействия со стороны органов правопорядка, оказать помощь человеку.

 

ДЕЛО ЛИЧНОЕ

- От мирских дел никуда не спрятаться даже в стенах монастыря. Однако вернемся к духовной теме. Владыка, как вы приняли решение стать монахом? Ведь это очень сложно - отказаться от всех житейских радостей и вести достаточно аскетичный образ жизни.

- Меня потянуло к Богу в возрасте пятнадцати лет. Начал ходить в храм у себя на родине в Алтайском крае, потом и родители пришли в церковь. Много читал духовной литературы и как-то быстро пришёл к осознанию того, что в миру мне ничего не надо. Оставил учебу в техникуме и ушел в монастырь без малого в семнадцать лет.

- Это очень юный возраст для столь судьбоносного решения. Ему предшествовало какое-то событие?

- Нет, ничего особенного не произошло. Просто сделал такой выбор, и у меня не было никаких сомнений. Возможно, это юношеское горение, когда я понял, что служение Богу - это моё! В родном городе Бийске меня благословил настоятель храма, и мы с мамой поехали сначала в Оптину Пустынь, а оттуда меня направили в Боровск. Приехали в Пафнутьев монастырь, здесь тогда все по-другому было, куры ходили по двору. Меня подвели к отцу Власию, мама сказала «Смотрите за ним!» и уехала.

Я тут нашел свое «Личное дело». В нем есть запись: «Принять в монахи по достижению совершеннолетия». 

- А как родители приняли такое ваше решение?

- Они понимали, что это осознанный выбор, поэтому не противились. В монашество приходят по трём причинам: по любви к Богу, из-за своих грехов и по внешним причинам - раньше ведь даже насильно в монахи постригали. Но в святоотеческих книгах говорится: тот, кто пришёл по иным причинам, может стать выше тех, кто пришёл по любви. Ведь главное - не первоначальная причина, а то, как ты несешь свое послушание, не даешь ли себе лениться. Это же не общество холостяков, и главное дело монахов - молитва и послушание.  

- Вот мне как человеку, не знающему устои монастырской жизни, интересно: как достаются послушания? Род занятия зависит от светского образования монаха? Вы же не поставите бухгалтером врача!

- Ситуации бывают разные, порой не хватает людей с нужной специальностью. Но вообще, конечно, учитывается - надо, чтобы человек был грамотным в своем деле. К примеру, в трапезной у нас послушник с профильным образованием, но уже, будучи в монастыре, он доучивался, повышая свой разряд повара. Есть послушник с филологическим образованием, и он будет помогать в канцелярии и редакции.

- А коров пасти отправляют тех, кто без образования, или это наказание?

- У нас для этого есть трудники. А также человек с сельскохозяйственным образованием, на нем и животные, и посевы. Но в каждом монастыре все по-своему.

 

ПОКА ГРОМ НЕ ГРЯНЕТ

 - Владыка, вы назвали причины, по которым уходят в монастырь. Но у мирян тоже есть причины, по которым они приходят к вере. Мне кажется, большинство это делает, когда в жизни случается беда, и Господь становится «последней инстанцией». Вы как считаете?

- Так было всегда. Процент людей, пришедших к вере по религиозным убеждениям, невелик. Даже в дореволюционной России, когда все ходили по воскресеньям в храм, мало кто вел праведный образ жизни. Так и сейчас: если рядом нет окружения, которое является примером, то религиозность, проявляемая внешне, не всегда соответствует внутреннему состоянию человека. Сейчас в стране около 70% населения - крещёные. Но воцерковленных, тех, кто  регулярно соблюдают пост, исповедуются и причащаются - малая доля. 

Чаще Господь призывает к вере через скорби и болезни. Как бы это печально ни звучало, но это так. Говорят, на войне неверующих нет. Когда человеку больше некуда идти, он идёт к Богу.

- Есть разные верующие. Например, те, кто приходит в храм, ставит свечку, просит себе что-то - и домой, не дожидаясь окончания богослужения. А есть такие, которые в храм вообще не ходят, но дома читают молитвы - в общем, относятся к этому серьезнее. Есть ли разница, где молиться?

- Молиться дома надо: утром и вечером, и в течение дня тоже. Но, во-первых, в священном Писании Господь говорит: где двое или трое, там я посреди них. Во-вторых, оставаясь дома, человек лишает себя всех таинств, которые исполняются только в храме, в том числе и таинства Причастия. А Господь говорил в Евангелии «Ядущий Мою плоть и пиющий Мою кровь имеет жизнь вечную, и Я воскрешу его в последний день» (Ин. 6:54).

Поэтому в храм надо ходить. В противном случае появляется вопрос: почему он не хочет, может, гордыня в нем?

- Может, леность. Ведь это же надо в выходной день рано встать, собраться и добраться до храма, несмотря на погоду.

- Так леность тоже грех! А вся жизнь христианина - подвиг, преодоление себя. Наша религия очень аскетичная, она не позволяет нам расслабляться. И это хорошо, поскольку удерживает от нравственного падения. Господь говорит: царствие небесное силой берется!

 Не может быть в жизни все легко.

- А если совершил подвиг - пришёл в храм! Но по-быстрому: свечку - и домой. Это эффективно?

- Опаздывать и уходить до окончания службы нехорошо. В это время читаются важные молитвы, совершаются обряды и таинства. Совесть должна останавливать.  Но это лучше, чем вообще не ходить в храм.

- Не могу не спросить о таком таинстве как исповедь. Не всегда человек готов как на духу рассказать священнику о своих поступках и помыслах. Это сложно - признаться, что ты грешен в чем-то серьезном. Вариант «пью, курю», то есть облегченная версия покаяния, намного проще. Но есть ли толк от такой исповеди?

- Если что-то скрыл, то это двойной грех. Конечно, первый шаг на исповеди бывает сделать трудно. Но все проходили через это. Надо понимать, насколько это важно и то, что ты не перед священником исповедуешься, а перед Богом душу свою раскрываешь и очищаешь. Важно внутреннее осознание своих грехов, раскаяние и желание изменить свою жизнь. А формальность, о которой вы говорите, Бог не примет.

 

КАК ВСЕ

- Владыка, позволю себе вольность и спрошу: совершали ли вы поступки, за которые приходилось раскаиваться? Например, в вашем «Личном деле» есть что-то об этом?

- Конечно, я же обычный человек, несмотря на сан священника. А если говорить о «Деле», то в нем я недавно нашёл свою объяснительную: как я пас коров, а они ушли от меня. Это было в самом начале моего монашества. Я тогда начал терять зрение, плохо видел, стеснялся этого и не носил очки. Написал: «10 сентября 96-го года я пас коров у спортивной площадки, которая находится у села Роща. По своей невнимательности я их упустил, и они зашли на огороды местных жителей. Искренне раскаиваюсь».

- Замечательная история! Очень располагает к пониманию того, что монахи - обычные люди. Я читала книгу «Несвятые святые» архимандрита Тихона Шевкунова, там много похожих моментов из жизни послушников и настоятеля Псково-Печерского монастыря.

- Хорошо, что вы прочли эту книгу. Она входит в целую серию, так называемую «Зеленую» (по цвету обложки - прим. автора), от разных авторов. Есть и книга Дениса Ахалашвили «Тепло любимых рук», и в ней рассказ о нашем отце Власии и обо мне тоже есть. Приукрашено немного, но все же это хорошие книги.

- А в вашей жизни были ещё забавные истории?

- Конечно, были. Сразу всё и не вспомнишь, возможно, когда-нибудь я их расскажу.

Беседовала

Светлана ЗАЦАРИННАЯ

Поделиться