Неделя Обнинска
Хамид Костоев: «Прокурор должен любить свою работу и быть неравнодушным сердцем!»
В гостях у ...
20.05.2021

В конце апреля в прокуратуре Боровского района сменился руководитель. На должность главы местного надзорного органа пришёл 35-летний Хамид КОСТОЕВ, за плечами которого весьма интересный и необычный опыт работы.

Назначение произошло в канун майских праздников,  а потому познакомиться с новым прокурором мы смогли только сейчас. За минувшее время он уже начал вникать в проблемы Боровского района и даже определил главные векторы своей надзорной деятельности. Но нашу беседу мы построили не только на этом, но и на знакомстве с новым человеком, который никому не известен.

Поэтому поговорили о работе, о том, как «простой сельский парень» избрал для себя профессию, требующую особых качеств характера, и на личные темы, позволяющие понять: какой человек теперь будет стоять на страже соблюдения законных прав боровчан. 

 

СВОЙ ВЫБОР

Свой первый серьезный поступок совершил  в третьем классе - сказал, что хочу учиться в школе-интернате...  Этот опыт сформировал внутренний стержень. Поскольку рядом со мной учились разные дети, в том числе  и из неблагополучных семей, приходилось стоять за себя и за тех, кто слабее.

- Хамид Мусаевич, у вас славянская внешность и восточное имя. Это необычно для восприятия. Кто вы по национальности и где родились?

- Я ингуш по национальности, но родился в Калужской области в деревне Дашино Мосальского района. В общем, простой сельский парень. Родители, как молодые специалисты, приехали сначала в Мещовский район, а потом переселились в мой родной район. Там отец до выхода на пенсию работал главным инженером в совхозе «Дашинское». Мама там же главным инженером, бухгалтером. Так что, мои родители всю свою жизнь посвятили сельскому хозяйству. У меня есть два брата, я - младший в семье.

- Почему выбрали прокуратуру? Пошли по чьим-то стопам?

- Нет, о династии речи не идёт. Среди моих родных нет военных или представителей иных силовых структур.  Вероятно, в определённой мере такой выбор предопределил характер моей матери, отличающийся обострённым чувством справедливости. Знакомые даже иногда называли её прокурором. Видимо в нее пошел.

Ещё один фактор - стремление работать на результат. Родители воспитывали быть лучшим в учебе и спорте, не останавливаться и идти до победы. Старался: побеждал в олимпиадах по предметам, на соревнованиях.

Свой первый серьезный поступок совершил  в третьем классе - сказал, что хочу учиться в школе-интернате, поскольку она находилась в городе Мосальске, и возможности для образования и развития там были на порядок выше. Родителям это решение далось нелегко, но они меня отпустили. Этот опыт сформировал внутренний стержень. Поскольку рядом со мной учились разные дети, в том числе  и из неблагополучных семей, приходилось стоять за себя и за тех, кто слабее. Конечно, помогала спортивная подготовка. Тренировался я с детства, в 6 лет за раз делал 160 отжиманий.  Потом занимался боксом и боевыми искусствами - тхэквондо, кикбоксинг.

После окончания школы мне предложили пойти учиться по линии прокуратуры по целевому направлению. Не могу сказать, что загорелся этим, но прошел профотбор и тестирование, получил шанс учиться в Институте прокуратуры РФ Саратовской государственной академии права. А по её окончании я должен был, да и считал обязанным вернуться домой и работать по профессии. Как потом показала судьба - выбор был правильным.

 

ТАКИЕ ЛЮДИ

Тут нет места  формализму и пренебрежению должностными обязанностями. Иначе в системе делать нечего. Надо любить свою работу, быть идейным, да и природой должно быть заложено желание нести пользу  и бороться со злом.

- Если сомнения были в период выбора профессии, не вернулись ли они в первые годы работы, когда шло ваше становление, как законника?

- Скажу честно, первое время сомнения были. Думаю, этот этап проходил каждый сотрудник прокуратуры. Несмотря на то, что я закончил академию с отличием, и, следовательно, на учёбу уходило много времени, все равно, условия жизни были более свободными. А когда начал работать, понял, что у меня нет столько свободы, как у сверстников, которые в любой день и час могут поехать отдыхать или провести выходные с родными. Зато должность возложила большую ответственность и дала полномочия, которые надо эффективно реализовывать. Выкладывался на все «сто», поскольку не привык давать себе поблажек. Для молодого человека, привыкшего к свободе, - это определённый стресс. Поэтому мысли о том: стоит ли оставаться в прокуратуре или выбрать более легкое направление, конечно, были.

- И когда произошёл перелом в сознании?

- Когда научился эффективно использовать предоставленные законом полномочия, начал видеть результат от своей деятельности, то, что именно я смог защитить права людей. Тогда и понял: то, чем занимаюсь - не просто работа, за которую платят деньги, а смысл моей жизни. С иным подходом в прокуратуре, да и других силовых структурах, люди надолго не остаются. Тут нет места  формализму и пренебрежению должностными обязанностями. Иначе в системе делать нечего. Надо любить свою работу, быть идейным, да и природой должно быть заложено желание нести пользу  и бороться со злом.

Когда ты понимаешь, что с одной стороны преступность, с другой - простые люди и ты, благодаря своим полномочиям, можешь им помочь - это начинает приносить удовольствие, даже от бессонных ночей.

К слову, такое обостренное отношение к справедливости остается на всю жизнь. Даже у прокурорских работников, вышедших на пенсию и продолживших юридическую деятельность в частных компаниях, закон всегда превыше коммерческих интересов.

- Это, как с чекистами: бывших не бывает?

- В какой-то мере можно провести и такую параллель.

 

ВВЕРХ ПО ЛЕСТНИЦЕ

Должность возложила большую ответственность и дала полномочия, которые надо эффективно реализовывать. Выкладывался на все «сто», поскольку не привык давать себе поблажек.  И мысли о том: стоит ли оставаться в прокуратуре или выбрать более легкое направление, конечно, были.

- В вашей системе, как и в местных органах власти, часто происходит ротация кадров. Следовательно, нет возможности навсегда прорасти корнями в одном месте. Насколько сложно быть зависимым от неизвестности, куда завтра позовет Родина?

- Возможно, сказывается возраст, но я по своему характеру люблю движение. Мне нравится смена обстановки, новые условия и возможности. Это вызов, позволяющий понять собственный уровень. Для меня в таких перемещениях нет проблемы: те же стены, полномочия и направления деятельности, меняется только численность коллектива и объем работы.

Сложно в такой ситуации родным, которые редко меня видят. Но мне в этом плане повезло: жена не ропщет и относится с пониманием. Так что, мой тыл к этому готов. 

-   Боровский район считался одним из престижных в регионе. Он предоставляет большое поле для проявления личностных качеств, поскольку здесь много разноплановой работы, и, как следствие, становится трамплином для последующей карьеры.  Для вас апрельская ротация - своего рода повышение?

- В Мещовском районе, где до недавнего времени я был прокурором, численность населения 12 тысяч человек. В Боровском - почти 65, а в летние месяцы это число возрастает. Здесь выше уровень экономического развития, инвестиционная привлекательность, объем работы и численность коллектива. Это говорит о том, что сейчас мне оказали большее доверие, следовательно - да, для меня это рост.

 

ОСОБЫЙ НАДЗОР

Находясь в местах лишения свободы осужденные, наоборот, должны поверить в закон и его справедливость. А как они поверят, если не увидят его справедливость в исполнении представителей  власти, надзорного ведомства? Если ты, как прокурор, не обеспечишь соблюдение их прав, невзирая на совершённые ими деяния, чувство несправедливости только будет нарастать.

- Внутри вашего ведомства много направлений деятельности. Вот ваш предшественник - Александр ЕГОРОВ, до прихода к нам, работал в природоохранной прокуратуре. А у вас вообще, на мой обывательский взгляд, уникальный опыт.

 - Да, кроме работы в городской и районных прокуратурах, я три года состоял в должности прокурора по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях Калужской области, которые находятся в Сухиничах, Медыни и Калуге.  У нас в регионе их семь, есть  женская колония, исправительные учреждения строгого и общего режима, а также колония-поселение.

Специфика этого надзора требовала максимальной объективности при разрешении обращений (жалоб) осужденных.  Необходимо было следить за тем, чтобы администрации исправительных учреждений не нарушали права осужденных, за тем, как им обеспечен режим отбывания наказания, чтобы не было необоснованных послаблений, каких-то коррупционных проявлений.

- Возможно, прозвучит резко, но это похоже на ситуацию «чужой среди своих». Каково это - работать с людьми, понимая, что они изначально не с караваем тебя встречают?

- Непросто, поэтому, повторюсь, надо было быть максимально объективным. Если мы будем исходить только  из того, что осужденные - преступники, то любое нарушение их прав можно оправдать, скрыть, а это недопустимо. Находясь в местах лишения свободы осужденные, наоборот, должны поверить в закон и его справедливость. А как они поверят, если не увидят его справедливость в исполнении представителей  власти, надзорного ведомства? Если ты, как прокурор, не обеспечишь соблюдение их прав, невзирая на совершённые ими деяния, чувство несправедливости только будет нарастать. А когда осужденные видят, что ты справедлив, несмотря на то, кто нарушил закон, у них появляется эта  вера и желание исправить свою жизнь, а это самое главное. 

- Весьма специфическое направление прокурорской деятельности!   

- Да, это уникальный надзор, не каждому выпадает стать спецпрокурором.

- А такой опыт помогает в нынешней работе?

-Конечно, он бесценен, поскольку учит видеть человеческую сущность во всех её проявлениях. Заключенные - хорошие психологи, жизнь в стеснённых обстоятельствах заставляет их быть изворотливыми, по-иному думать, чтобы добиться каких-то послаблений для себя в условиях установленного режима.

Главное, взять из этого опыта то, что может пригодиться в дальнейшей борьбе с нарушителями закона.

- Вам было когда-нибудь жалко этих людей? Или долг обязывал гнать от себя подобные мысли?

- За приговором стоит человек, со своей судьбой. Жаль невиновных родственников, которые в них нуждаются. У осужденного  могут быть дети, больные родители, бабушки, дедушки, которые любят его. Когда у тебя самого есть семья, по-особенному начинаешь чувствовать такие моменты. К слову, на органы  исполнительной  власти, возложены обязанности  по социальной адаптации бывших в заключении граждан, чтобы у них была возможность найти работу и место проживания. 

 

НА МЕСТНОСТИ

То, чем я занимаюсь - не просто работа, за которую платят деньги, а смысл моей жизни. С иным подходом в прокуратуре, да и других силовых структурах, люди надолго не остаются.

- Вы без малого месяц, как стали прокурором Боровского района. Думаю, ещё продолжаете знакомиться, и все же, общая картина о нем сложилась?

- Я люблю и всегда изучаю историю того района, в котором предстоит работать. Поэтому, когда стало известно о моем новом назначении, начал узнавать об этом месте. Причем, не только, его географию и уровень экономического развития, но также историческую и культурную ценность. Первое, что произвело впечатление, что Боровск - музей под открытым небом, а люди здесь самобытные, со своим стержнем, в них есть ощущение того, что они живут у себя дома, на своей земле, которую любят.

- А успели сделать рабочий срез на местности: какие для вас, как для законника, проблемы Боровского района наиболее актуальны?

- Первый акцент был сделан на состояние законности в социальной сфере. Ведь именно уровень благосостояния жизни больше всего беспокоит людей. На это влияет, в том числе надлежащее предоставление услуг в сфере  ЖКХ, экология. А потому, с данных направлений и начал работу. Сейчас я углубленно разбираюсь с этими вопросами  и о конкретных результатах говорить пока сложно. Но взаимодействие со СМИ и, как следствие, информирование граждан, обязательно будет активным. Это от нас требует Генеральный прокурор, чтобы население понимало, что их права защищают, видели конкретные результаты.

- Раз вы сами ответили на вопрос, который должен был стать завершающим - об открытости со СМИ, закончим нашу беседу иначе. Ваш предшественник - Александр Егоров, перед уходом дал вам какое-нибудь наставление или совет?

- Он рассказал о коллективе, отдельных проблемных вопросах. Каких-либо наставлений не было.

- Почему? Не любите слушать советы?

- Думаю, что он хотел, чтобы я заострил внимание на всех вопросах и направлениях прокурорского надзора.

Беседовала

Светлана ЗАЦАРИННАЯ

Поделиться