Неделя Обнинска
Такая разная война
Память
21.06.2012

22 июня наша страна отмечает День начала Великой Отечественной Войны. День вероломного нападения Гитлера, день, с которого начался отсчет людских страданий и героических подвигов. День, ставший стартом войны, которая легла историей на страницы книг и учебников.

В первый год войны оккупанты дошли до Боровского района, где впоследствии развернулись крупномасштабные боевые действия. За время пребывания захватчиков на этой земле, местные жители успели испытать ненависть к жестокости врага и удивление от проявлений внимания некоторыми «фрицами». Об этих смешанных чувствах до сих пор помнит жительница деревни Инютино Тамара СИРОТКИНА, которая рассказала «Неделе»  о том, о чем не пишут в пособиях по истории, о том, что под вражеским мундиром «фрица» было место и человеческой составляющей, выбившейся наружу перед двухлетней девочкой.

 

КИНДЕРФРАУ ДЛЯ ТАМАРЫ

10 октября 1941 года немецко-фашистская оккупация добралась до Боровского района. В деревне, где жила двухлетняя Тамара Сироткина встали немецкие летчики из-за соседства тогда еще «инютинского» аэродрома. Этот стратегически важный объект тогда со скоростью света «ходил по рукам». Как рассказывала дочери мама Мария БУРЁНКИНА, они ложились спать под боком у «наших», а просыпались уже с «чужими».

Дом на улице Калинина, где жила Тамара, при захвате был разрушен немцами, и семья была вынуждена уйти жить к бабушке на улицу Ленина (частный сектор по дороге на Ермолино), где ютились в погребе с семьями еще двух родственников.

Тамара Андреевна рассказывает, что именно тогда она попробовала свой первый в жизни шоколад. По возвращению, немецкие летчики нянчились с маленькой девочкой, посадив на колени, угощали шоколадками и галетами. Ребенок, который был далек в своём понимании от столкновения политических и общегосударственных интересов, с удовольствием принимал такое общество. Не меньшее удовольствие испытывали и «няньки», видимо, мыслями возвращающиеся домой к своим семьям.

Местным жителям понадобилось время, чтобы «стряхнуть» с себя оцепенение перед незваными гостями. Как рассказала Тамаре Андреевне мама, как-то пришли к ним немцы и увидели лежащего на кровати младенца - двоюродную сестру Тамары. Один из них подошел к малышке, взял на руки и начал играть с ней, подкидывая к потолку, после чего был «расстрелян» в упор всем известной мокрой «артиллерией». Мать девочки, испугавшись расправы, бросилась в ноги немцу, умоляя пощадить ее дитя. Тот поднял женщину с колен, объяснив, что все в порядке: у него самого дома два «киндера», по которым он очень скучает и хочет, чтобы война, которая заставила их уйти далеко от дома и взять в руки оружие, быстрее кончилась, а они вернулись к своим семьям.

 

НА ВОЙНЕ, КАК НА ВОЙНЕ

Воссоединение с родными - общая цель, которая дала немного расслабиться оккупантам, если, конечно, так можно сказать, находясь в военных условиях, где каждый день свистят пули над головой. Вот и Тамару от рокового осколка, что называется, Бог уберег. Девочка стояла у комода и играла с радиоприемником, когда снаряд ударил в дом. Его осколки снесли стену и посыпались туда, где находилась Тамара. Родные, которые были в этот момент в другом помещении, бросились искать девочку. Не слыша испуганного плача, они уже не надеялись найти ее живой. Сквозь рассеивающийся слой пыли они разглядели Тамару, которая также стояла у комода, молча, будто и не случилось ничего.

Но если к мирным жителям у немцев отношение было лояльное, то с военными они не церемонились. Потому, когда они обнаружили раненного русского летчика, которого прятала их соседка, расстреляли его без колебаний. Как позже оказалось, «сдала» русского летчика знакомая, Дуся, с которой женщина опрометчиво поделилась своей тайной. За такое предательство Дуся после окончания войны отсидела срок, вот только семье, чей сын или муж не вернулся домой, это все уже было не важно.

В январе 1942 года немецкая армия отступала. Деревню Инютино должен был накрыть карательный отряд. Но он «промахнулся» и попал в деревню Куприно, которую и  постигла участь Инютино: строения сожгли дотла, а ее жителей гнали к Наре по минному полю. 3 января стрелковые дивизии вели бои, освобождая дом за домом. Все храмы немцами были превращены в опорные пункты. К исходу дня 201-я латышская стрелковая дивизия, на две трети укомплектованная добровольцами, после упорных боев захватила Инютино и Ермолино и продвинулась к Рябушкам. С колокольни местной церкви их накрыло «шквалом» пуль фашистских захватчиков. В память о латышских солдатах потом была переименована железнодорожная станция «75-й разъезд», знакомая всем нам как «Латышская».

Обходным маневром 129-й сибирский полк перекрыл дорогу из Боровска на Совьяки, и немецкий гарнизон в Боровске оказался полностью окруженным нашими войсками, что означало лишь одно - конец немецко-фашистской оккупации в Боровском районе.

 

ПОСЛЕВОЕННЫЙ ЭПИЛОГ

После войны отец Тамары Андреевны, дойдя почти до Берлина, вернулся домой, чтобы построить дом, в котором она живет по сей день вместе со своим мужем. С ермолинской фабрики «Крестьянка», которую в годы войны сожгли сами жители, чтобы она не досталась немцам, Тамара Андреевна ушла на пенсию.  После победы над фашистами, фабрике, отстроив и отреставрировав ее, вернули «лицо», а ермолинцам рабочие места, одно из которых в качестве ткачихи и заняла Тамара Андреевна.

В семье ее сегодня гармония: 2 сына, по паре внучек и внуков и пока единственный правнук, который бегает по нашей, русской земле, под мирным небом, не разрываемым оглушительным грохотом снарядов.

 

Марина АНТРЕЙКИНА

Поделиться