Неделя Обнинска
Без права на слабость
День Победы
07.05.2013

Жительница Инютино до сих пор окружена «осколками» войны.

Судьба Надежды ОВЧИННИКОВОЙ целиком и полностью связана с ермолинской деревушкой Инютино. Все свои 90 лет она прожила здесь. На фоне такого солидного отрезка времени те давние несколько месяцев оккупации немецко-фашистскими захватчиками могли бы показаться песчинкой. Но только не для обитателей деревеньки. До сих пор, возвращаясь мыслями на 70 лет назад, Надежда Филипповна не может сдержать слез. Когда в Инютино пришла война, ей было всего 18.

 

ОКТЯБРЬСКОЕ ВТОРЖЕНИЕ

День начала войны Надежда Филипповна помнит и сейчас. Она с семьей поехала на базар за поросенком, когда по радио объявили о вероломном нападении на нашу страну. Пришлось вернуться ни с чем: война несет с собой голод, учитывая это, лишний «рот» им был ни к чему.

Семья была многодетная. Из восьми детей, Надежда Филипповна - самая старшая. Отца, больного туберкулезом, на фронт не взяли: из военкомата вернули обратно. А вот ее шестнадцатилетнего брата Федора в начале войны забрали в армию. Несколько месяцев он учился в Казани на снайпера, но вскоре погиб на поле боя под Витебском в деревне Козлы.

А в октябре немцы добрались до Боровского района. Семья Надежды Филипповны увидела в окно, как с поля с дороги на Куприно через огород, прямо к их дому, стоявшему на самом краю деревни, ехали два вражеских танка. Наступавшие фашисты побили стекла в их жилье, пробираясь через окна. Солдаты съели весь хлеб, затем вышли на задний двор и начали стрелять кур и другую живность. Затем в дом зашел немецкий захватчик и жестами показал, что сейчас та же участь постигнет и их корову. Для семьи из десятка человек, младшему из которой не было и года - это был страшный удар. Отец Надежды Филипповны бросился в ноги немцу, моля не обрекать детей на голодную смерть. Немец сжалился.

 

ЧУЖАЯ РОДИНА

В их доме обосновался немецкий штаб, в котором поселились немецкий писарь и несколько финнов. Хозяев же с детьми выгнали жить холодной осенью на соседнюю улицу в землянку, в которой помимо них поселилось и несколько других семей.

Деревня погрузилась в тяжелые месяцы оккупации. Дорога на Боровск была перекрыта и заполнена военными машинами. Немцы палили с русиновской церкви по русским. Те в свою очередь отвечали из Ворсина. Расположенная на линии огня деревня Инютино опустела и притихла. Люди боялись лишний раз выйти на улицу. Под этими рассеивающимися пулями, совсем еще девчонка, Надежда Филипповна, закутавшись в шубу и платок с головы до пят, как монахиня, каждый день пробиралась в ставший вдруг чужим дом, чтобы подоить уцелевшую корову и вернуться с ценным молоком для маленького братика и других детей. Помнит, как один снаряд попал к ним в огород, а его осколки пробили стену дома. Его восстанавливали уже после войны.

В то время кусок хлеба стал ценнее денег. Юная Надежда с подругами ходила по деревне и искала работу. В обмен на помощь по хозяйству девушкам давали поесть. Вместе с детьми они ходили в столовую, развернувшуюся за плотиной, в надежде, что с ними поделятся тарелкой каши. Полевая же кухня расположилась прямо рядом с домом Надежды Филипповны. До сих пор она помнит имя повара - Отто, который, стуча от холода деревянными бутсами, «колдовал» над своими блюдами. К нему выстраивалась целая очередь голодных ребятишек. «Он лопотал что-то по своему, смеялся над нами - голодными, но объяснял, что накормит нас, после того, как будут сыты солдаты», - рассказывает Надежда Филипповна, вспоминая его традиционный фасолевый суп. По ее словам, детей немцы не обижали, в отличие от «злющих рыжих финнов».

Что было из развлечений у резко повзрослевших, но все-таки детей времен оккупации? Беготня за листовками, сброшенными с вражеских самолетов, под крики напуганных взрослых, да местный десерт из картошки с цветками клевера именуемый жителями «квардашки».

 

НОВОГОДНИЙ ПОДАРОК

Так деревня дожила до 42-ого. Первым январским утром Надежда Филипповна проснулась, а фашистов нет. Жители обрадовались такому новогоднему «подарку», выбежали на улицу. Вот только открывшаяся им картина была отнюдь не радостной. «В овраге рядом с нашим домом, словно снопы, лежали мертвые солдаты. Сибиряки и латыши, что освобождали Боровский район. Земля была обледеневшая, потому до весны похоронить павших солдатиков не удалось. С потеплением всем было велено нести веревки и тащить трупы в одно место. Теперь там, на холме, всем известная братская могила», - вспоминает Надежда Филипповна. По ее словам, долгое время местом захоронения не занимались, пока как-то свой визит не нанесли латыши, которые отправились в военкомат с просьбой как-то обозначить общую могилу защитников боровской земли. Спустя некоторое время там поставили памятник. За этим местом теперь ухаживают жители деревни. В прошлом году сын Надежды Филипповны посадил там каштаны, а в преддверии праздника решил привести в порядок сам памятник и оградку, устроив им влажную уборку.

 

НОВАЯ ЖИЗНЬ

Инютино стряхивало с себя оковы оккупации. Надежда Филлиповна закончила десятый класс школы и обучилась на курсах для подготовки начальных классов. В 1944 году она была назначена учителем в школу в деревне Козельское, где и выпустила свой первый класс. Спустя два года она поступила на заочное отделение естественно-географического факультета одного из московских педагогических ВУЗов. Учительская дорожка привела молодую преподавательницу в кабинет географии ермолинской средней школы. Но нехватка денег толкнула  ее еще и на подработку в школе рабочей молодежи на базе ермолинской фабрики, где она вела географию, анатомию и немецкий язык.

В 1946 году там же, в Инютино, она встретила первого мужа, которому подарила двух сыновей. С того времени Надежда Филипповна успела обрасти не только внуками: в их семье два года назад появилась и правнучка.

А с ермолинской средней школой женщина связала свою профессиональную жизнь. Именно из этого учреждения она ушла на пенсию, чтобы вести свое хозяйство в доме напротив того, где она родилась. В нём теперь проживает ее младший брат, тот, ради которого она, рискуя жизнью, шла под пулями за молоком.

Каждый день выходит Надежда Филипповна на улицу. Садясь на скамеечке возле дома пасти свое небольшое куриное хозяйство, невольно возвращается она мыслями в годы войны, о которых теперь суждено напоминать и братской могиле, и каждому уголочку деревни. Вот только День Победы отмечать в торжественной обстановке у нее не получается. Если раньше парад проходил и в самой деревне, то теперь, лишь на площади в Ермолине, куда женщине в силу возраста уже тяжело добираться. Но судьба ее была такова, что права на слабость, даже в свои 90 лет, она, как истинная русская женщина, не допускает.

Анастасия БОЛТАЧЕВА

Поделиться